28.09.2022

Планета ГРУ

При выходе из метро «Полежаевская» в Москве взгляд упирается в указатель «Улица генерала Ивашутина». Здесь расположена штаб-квартира российской военной разведки ГРУ – Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных сил России.

Пётр Иванович Ивашутин руководил ГРУ почти четверть века, пережил трёх генеральных секретарей. Это редко кому удавалось. При Ивашутине в ноябре 1963 года на Кубе, в местечке Лурдес была создана специальная группа радиоэлектронной разведки «Тростник», в 1969 году вышел в боевой поход первый разведывательный корабль «Крым», после были построены «Кавказ», «Приморье» и «Забайкалье». При Ивашутине создали автоматизированную систему военной разведки под условным наименованием «Дозор», в одном из районов Северной Кореи появился комплекс радиотехнической разведки «Рамона». Годы начальствования Петра Ивановича в ГРУ называют «эпохой Ивашутина».

На генеральской даче

Накануне 90-летия патриарха военной разведки я в сопровождении двух офицеров ГРУ поехал на дачу к юбиляру. Дача оказалась панельной, весьма скромной, построенной ещё в хрущёвские годы. Была она государственной, а в 1992 году чиновники поставили хозяину условие: или выкупай, или съезжай. Затребовали, как рассказывал Пётр Иванович, немыслимую по тем временам сумму. На сберкнижке у него не было и десятой доли требуемого. Продал ружья, которые ему дарили и которые сам покупал, добавил к ним шубы жены и дочери, и дачу выкупил.

Для Петра Ивановича это была первая встреча с журналистом как таковым. С писателями он встречался: с Василием Ардаматским, с Юлианом Семеновым, Вадимом Кожевниковым, автором романа «Щит и меч», с Колесниковым, автором книги о Зорге, а «с журналистами для интервью – нет». Так что я был первым и – последним.

Забегая вперед, скажу, что с интересом расшифровывал диктофонную запись, однако оригинал интервью долго согласовывался в ГРУ, после чего мне было сообщено решение, облеченное в уже привычный термин «Преждевременно».

К тому времени Пётр Иванович уже практически ослеп, ничего не видел, поругивал офтальмологов за неудачную операцию. Говорил, не спеша, подолгу, в деталях описывая какой-либо эпизод. Остановлюсь на некоторых.

В 1945 году Ивашутин имел самое непосредственное отношение к удалению от власти румынского короля Михая. Вот что он рассказал мне:

— 26-летний летчик, катерник, любимец фрейлин, около десятка которых он возил с собой, Михай не очень задумывался о власти, зато его мать Елизавета была женщиной умной и хитрой. Больше политик, чем он сам. Задача спецслужб состояла в том, чтобы лидера компартии Румынии Георгиу-Деж сделать известным, популярным и поставить во главе государства. Для этого разыграли именины командующего фронтом Фёдора Ивановича Толбухина (хотя на самом деле ничего подобного не было), пригласили на торжество Михая, наградили его орденом Победы, вернули ему шикарную яхту, до этого угнанную из Констанцы в Одессу, и под хорошее угощение подсунули проект указа о награждении Георгиу-Деж самым высоким румынским орденом. Михай погрузил имущество в вагоны, и его с почестями отправили, подарив на прощание самолёт. Румынский король уехал сначала в Швейцарию, потом перебрался в Бельгию.

В послевоенной Германии

У командующего советской группировкой войск генерала Василия Чуйкова едва не украли шестилетнего сына. Причём его же домработница, из репатрианток. Дело в том, что у этой женщины в западном секторе Берлина под арестом была дочь. Оккупационные власти поставили условие: приводишь сына командующего – получаешь свою дочь. Войсковая охрана проспала, а подчинённый Ивашутина, оперуполномоченный, специально живший в соседнем доме, заметил женщину с узлом вещей и мальчиком. Ивашутин позвонил Чуйкову, тот примчался, лично допрашивал воровку.

Ивашутина можно считать и крёстным отцом так называемого «мусульманского» батальона (500 человек солдат и офицеров трех национальностей – таджиков, узбеков и туркмен), который, собственно, и брал прекрасно укрепленный дворец Хафизуллы Амина. На батальон легла основная тяжесть операции. Группа «Альфа», которой газетчики отдали всю славу, главным образом, «зачищала» дворец изнутри.

Под «приглядом» патриарха военной разведки было создано в 1971 году и разведывательно-диверсионное формирование «Дельфин», сферой действия которого была определена подводная среда. Спустя три или четыре года неподалёку от советской базы Камрань во Вьетнаме при обследовании американского авианосца погибли двое боевых пловцов. Причем погибли от оружия, к встрече с которым они не были готовы – со специально обученными дельфинами. И тогда Пётр Иванович настоял на создании подобного питомника на Чёрном море.

ГРУ против ЦРУ

Рассказывал, как вытаскивали из тюрем в «странах пребывания» наших провалившихся разведчиков, в скольких государствах были резидентуры ГРУ в лучшие годы, как поддерживали революционные движения и через разведку передавали им большие суммы денег, как готовили документы, по которым в Москву приезжали лидеры этих движений, чтобы пройти обучение, как вытащили в СССР жену и сына известного физика Понтекорво…

Не обошли и тему предательства. Одно из самых громких дел – генерала Дмитрия Полякова. Ещё в 1962 году, находясь в командировке в США, он предложил свои услуги ФБР. Поляков четверть века работал на американские спецслужбы – сначала на ФБР, а потом и на ЦРУ. В то же время дослужился до резидента ГРУ. Поляков выдал 19 нелегалов, больше полутора сотен агентов из числа иностранцев и раскрыл принадлежность к советской военной разведке около 1500 человек. За этими цифрами – сломанные человеческие судьбы, нередко – смерть.

У Ивашутина с первой встречи было интуитивное недоверие (всё-таки в контрразведке научился людей распознавать, десятки тысяч через него прошло) к этому человеку:

— Сидит, не поднимая головы, не повернётся в мою сторону. Я его больше не пустил за границу.

Начальник управления кадров ГРУ Изотов, бывший работник ЦК, взял Полякова к себе в отдел подбора гражданских лиц. Ивашутин приказал перевести Полякова в войсковую разведку, где нет агентуры и, следовательно, секретов поменьше. И он работал там лет 7 – 8. А во время одной из командировок начальника ГРУ Полякова отправили служить в Индию военным атташе. В Индии Полякова и раскрыли.

К концу нашей четырёхчасовой беседы жена Ивашутина Мария Алексеевна принесла к чаю торт. Некогда всемогущий человек, которого знали и побаивались во всех разведках мира, потянулся за сладким и попал пальцами в разноцветный крем, сконфузился. И мне до рези в глазах стало жаль старика.

Адъютант его разведпревосходительства

Игорь Попов пришёл в ГРУ вместе с Ивашутиным – в качестве адъютанта (порученца). С генералом он служил ещё в КГБ. Мы познакомились с Игорем Александровичем, когда ездили к Петру Ивановичу на дачу.

— Кто приходил к Петру Ивановичу на приём?

— Резиденты, военные атташе, послы после командировок, военачальники… Однажды в приёмную зашёл Василий Сталин. Это было как раз перед его ссылкой в Казань. Он был в кителе без погон и с сияющими золотом пуговицами с изображением Иосифа Сталина. Таких пуговиц я ни до, ни после ни у кого не видел. Мне даже показалось, что они действительно золотые. Пропуск Василию я не заказывал. Его, видимо, привёз кто-то из руководства. Выглядел Сталин крайне уставшим, удрученным, хотя был трезв, что тогда с ним случалось редко.

— Известных перебежчиков встречали в приёмной? Генерала Полякова, например?

— А вот его подарок на стене висит. Игорь Александрович подвёл меня к двум полуметровым фигуркам английских колониальных солдат в Индии, мастерски вырезанных из дерева. Видимо, он вёз подарок Петру Ивановичу, но тот был в отъезде. «Ладно, — говорит мне, — вот тебе подарок». Когда обнаружилось, что Поляков – предатель, я подарок снял и собирался сжечь. Думал, вдруг там какой-нибудь «жучок» для прослушки установлен. Простучал фигурки, осмотрел – всё чисто. Жена говорит: «Как-то жалко выбрасывать, они тут прижились». Так и оставили.

— Резун-Суворов приходил в приёмную?

— Как же, бывал. Дело в том, что дочь Петра Ивановича Ирина была замужем за дипломатом и работала в Женеве, где под «крышей» советского представительства в ООН в это же время трудился и будущий писатель Виктор Суворов. Так вот, Резун возил Ирине Петровне посылки от отца. В них был стандартный набор – чёрный хлеб, селедка, колбаса, бутылочка водки и так далее.

Вместо эпилога

После посещения ГРУ в ноябре 2002 года Владимиром Путиным на ремонт здания были выделены деньги, фасад и фойе, я видел это, сильно похорошели. Ветераны рассказали, что впервые за всю историю на здании выложили золотыми буквами название организации. Правда, буквы продержались только сутки, а затем были безжалостно сбиты. Традиция.

Николай ПОРОСКОВ, военный журналист

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...