17.08.2022

Воспитание ненависти

Сегодня, в свете происходящего на Украине ожесточенного взаимного истребления, стало ясно даже тем, кто еще недавно позволял обманывать себя (и других) насчет «единого русского народа» и «русско-украинского братства»: Украина, если предоставить ее самой себе, может быть только Антироссией – русофобским до предела государством, заточенным на непримиримую войну с Россией. И вина в том лежит вовсе не на нас, а на объективном процессе украинского этногенеза, во-первых, а во-вторых – на его ярых адептах, идейных потомках Мазепы и Выговского, Костомарова и Грушевского, Махно и Петлюры, Бандеры и Шухевича, УПА, ОУН и пр. Полтораста лет они создавали историю и мифологию украинской нации, полтораста лет взращивали этническую ненависть к русским и России, пропитывали этой ненавистью поколения не только этнических, но и политических украинцев.

Осталось только объяснить, что такое этногенез и причем он тут. Кроме меня, как автора единственного в мире учебника «Основы этнополитики», это сделать в нашей стране некому. К сожалению, данную дисциплину не преподают в наших Академиях – ни ФСБ, ни МВД, ни Генштаба, ни Госслужбы… Вот и следуют провалы один за другим, как только речь заходит о национальной политике. А тем более об этнической войне, с каковой мы сегодня столкнулись на Украине.

Этногенез в его истинном (не гумилевском) понимании есть процесс зарождения и появления на исторической сцене нового народа, этноса. С тех пор, как «отец истории» Геродот выступил со своим знаменитым трудом, прошло две с половиной тысячи лет. За это время примерно 2000 этносов, упомянутых им в своей «Истории», сошло с исторической сцены, их больше нет. Зато в результате этногенеза появилось немало новых, при Геродоте не существовавших.

Примеры тому дает и наше время. Каких-то сто лет назад, например, казахского или азербайджанского народа не было – а сегодня они есть. Сто пятьдесят лет назад историография говорила нам о триедином русском народе – великороссах, малороссах, белорусах. Но сегодня попробуйте назвать украинца малороссом – он оскорбится и возразит. Потому что сегодня украинский этногенез вошел в третью, завершающую фазу этногенеза, и дороги назад у него нет: Бандеровца в малоросса уже не преобразить никакими силами.

Что происходит в этой третьей, финальной фазе этногенеза? Ровно три процесса:

1) достраивается этническая нация, в рамках которой действует идентификация «свой – чужой», исходя из принципа «крови», происхождения;

2) создается национальное государство в виде жесткой или смягченной этнократии;

3) на базе этих двух процессов выстраивается политическая (гражданская) нация, в которой действует идентификация «свой – чужой» уже по принципу гражданства, а точнее подданства.

Если, например, в этническую нацию входят только этнические украинцы, являющиеся таковыми по рождению, то в политическую нацию могут входить русские, евреи, татары, венгры, греки, болгары и т.д., живущие на Украине и исповедующие украинскую лояльность, украинский патриотизм. Этнонация является ядром, политическая нация – периферией; в этой паре первая есть субстанция ведущая, вторая – ведомая. Но на политической арене они в конечном счете выступают рука об руку.

Этногенез есть процесс естественно-исторический, объективный. В его основе лежат законы биологии, открытые Дарвиным, в частности закон изменчивости и закон дивергенции (расхождения признаков), благодаря которым всякий биологический подвид стремится стать и постепенно становится отдельным полноценным видом. Применительно к ситуации этногенеза, субэтнос стремится стать и становится отдельным полноценным этносом со всеми положенными ему атрибутами: верой, культурой, языком, национальной историей и мифологией и образом врага.

Если же, как в нашем случае с русскими и украинцами, некоторые отличия можно обнаружить в генотипе, это способствует углублению и ускорению, катализации процесса. Генетически русские и украинцы (в отличие от белорусов) – не вполне одно и то же. Этногенез украинского народа включает в себя разнообразные древние пласты типа пахотных скифов, даков, фракийцев, протоболгар, позднее батыевых татар, не говоря о множестве ясырок – пленниц, везомых казаками из Персии, Турции, с Кавказа. Заметно отличается национальный характер, это всем известно. Сложилась своеобразная народная культура и быт. Очень далеко разошлись русский язык и мова – сегодня вы без словаря не прочтете ни одной страницы украинской газеты. Совершенно по-разному, до полной противоположности, трактуется история. У многих украинцев другая вероисповедная идентичность (униаты), а у правовлавных нежелание быть под омофором московского патриарха.

Все это – далеко не пустяки. Многие не хотят «усложнять» проблему. Но гораздо опаснее ее упрощение, ибо это та простота, что хуже воровства.

При этом не так уж важно, сколько в наличном расхождении признаков истинной фактуры, а сколько – выдумки. Важно, что эти расхождения фиксируются в этническом сознании, живут в этнической легенде.

Первоочередной задачей для вновь народившегося этноса является отделение от «пуповины» – материнского организма, который теперь выступает в роли суперэтноса по отношению к новорожденному. Чтобы утвердить свою самость (в терминологии новоявленных украинцев – «незалежность» и «самостийность»), новому этносу надо доказать самому себе и всему миру, что он – новый, отдельный, самобытный и иной, не такой, как породивший его суперэтнос. А для этого – культивировать все и всяческие, вплоть до мельчайших, отличия, какие только накопились на его историческом пути, от фольклорных и бытовых традиций до всеобъемлющего национального мифа.

В нашем случае украинскому этносу, чтобы самоутвердиться, приходится вытравлять в себе все русское и возводить в перл творения все нерусское, а лучше антирусское, что только можно наскрести в исторической кубышке или собственном больном воображении. Финалом этого процесса стало утверждение России и русских в образе вековечного врага. Нынешняя необъявленная война только подтверждает эту гипотезу. Мы должны понимать, однако, что каким бы больным нам ни казалось это воображение, сам-то больной исходит из него как из абсолютной реальности и при этом болеет отнюдь не фантомными болями и живет искренними надеждами.

Умело поставленная пропаганда имеет в процессе этногенеза очень большое значение, но лишь потому и постольку, что она опирается на действительное, объективное положение вещей, на появление в природе нового этноса со всеми его реальными атрибутами. Именно в этом секрет ее силы и действенности. Так что дело не в том, что малороссов-де обманула и дезориентировала массовая пропаганда, и их просто надо «вылечить» от этого пропагандистского морока. Если бы все было так! В нашем случае все дело в том, что за последние 150-200 лет украинцы действительно превратились в отдельный от русских народ, перестали быть его частью. А пропаганда успешно наложилась на реальный естественно-исторический процесс, и теперь людей уже не заставишь отказаться быть собой, они хотят быть украинцами. Потому что они и есть украинцы, хоть и с общерусскими корнями…

Тот, кто думает и говорит по-прежнему, что Украина это Россия, а украинцы – суть русский народ с небольшими, несущественными особенностями, – тот сознательно или по недомыслию обманывает себя и других. Оная идиллия осталась в прошлом. Что было – то сплыло за сто пятьдесят лет этногенеза. И назад не вернется.

 Если бы все, что сейчас происходит на Украине, происходило бы далеко от наших границ и не касалось судьбы наших, русских, единокровных соплеменников, то мы могли бы всему происходящему даже аплодировать. Радовались же мы когда-то распаду Австро-Венгерской империи и отделению «незалежных и самостийных» (пардон за анахронизм) Венгрии и Чехии! Или параду суверенитетов бывших испанских колоний, расставшихся в 1810-1820-е годы с испанской идентичностью и провозгласивших свою собственную, отдельную идентичность латиноамериканских метисов!

Проблема в том, что если для отстраненного взгляда незаинтересованного «объективного» наблюдателя обретение Украиной независимости (неизбежно сопровождающееся превращением в Антироссию, гено- и этноцидом русских) может восприниматься позитивно в рамках концепта «права нации на самоопределение», то для русского человека здесь усматривается трагедия и абсолютно неприемлемая реальность. Пусть хоть весь мир рукоплещет «гордой и свободолюбивой Украине» – а мы просто обязаны ей противостоять, чтобы элементарно сохранить к себе уважение. И предотвратить осуществление проекта «Антироссия» у себя под боком.

Денацификацию Украины придется провести последовательно и до конца. Для этого необходимо добиться ее безоговорочной капитуляции и оккупации на многие годы – так говорит опыт послевоенной Германии. Другого пути нет.

СЕВАСТЬЯНОВ Александр Никитич

Родился 11.04.1954 г. в Москве, где и проживает. Кандидат филологических наук. Член Союза писателей России. В 1997-1999 гг. был завотделом Украины и Крыма, затем замдиректора по науке Института стран СНГ. Член редсовета журнала «Вопросы национализма». Главный научный сотрудник Института фундаментальных и прикладных исследований МосГУ.

3 комментария к «Воспитание ненависти»

  1. Забавно … оказывается единственный в мире учебник «Основы этнополитики» должны изучать в Академиях – ФСБ, МВД, Генштаба, Госслужбы… А может они должны изучать конституцию в рамках которой обязаны уже начать действовать? Чтобы вместо целования в попку очередного правителя брали его за шиворот и заставляли работать для народа?

  2. Автор пишет: «Каких-то сто лет назад, например, казахского или азербайджанского народа не было – а сегодня они есть. »
    Неправда ваша — казахи были и в середине 19 века, и об этом знали русские военные переселенцы, которые в предгорьях Тянь-Шаня с нуля построили военную крепость Верный, теперь Алма-Ата.
    Только тогда казахи назывались кайсак-киргизы и были — кочевой народ и не имели мест постоянного проживания. Таскались по степи вслед за своими баранами и сами были на доисторической ступени развития.
    Жили они в юртах, ели бешбармак и срали сразу за юртами. Когда местность загаживалась — переходили на чистое место и начинали всё сызнова. Усталым путешественникам предлагали гостеприимно на ночь — своих жён и дочерей.
    Вы почитайте материалы иностранных путешественников по Киргизской Степи — так она ранее называлась. Там много есть интересного.
    А из сегодняшнего интересного — два дня назад министр здравоохранения Казахстана —дама — на брифинге для журналистов согласилась с предложением одного из них, что республике необходим закон о запрете плевать на улице. Журналист пожаловался, что все автобусные остановки заплёваны до невозможности. Дама-министр пообещала, что закон будет. Почитайте СМИ — там всё есть.

  3. PS. Прошу прощения — это была Ажар Гиният, вице-министр здравоохранения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...