06.12.2022

«Вставай, страна огромная…»

Выставил перископ из своего окопчика, приспособил оптику дальнего обзора, пытаюсь разглядеть, что там вдали виднеется.

А виднеется там, насколько я могу понять, перспектива тотальной русско-украинской войны ввиду полной неуступчивости обеих сторон. Из которых русская сторона, может, и уступила бы – до референдума на освобождённых территориях, но теперь уже не имеет морального права идти на попятную. А украинская сторона твёрдо намерена вести до конца войну за свой суверенитет и государственность, которые свалились на неё с небес в 1991 году – впервые за всю историю украинцев. И этот небесный дар они ни за что отдавать обратно не хотят и намерены воевать, в большинстве своём, судя по опросам, до возвращения себе Крыма, Донбасса и ещё кое-каких, пока российских, территорий.

То есть, нашла коса на камень. Ибо в лобовом столкновении сошлись две идеи: русская и украинская. Это основная причина войны, хотя, конечно, все всё понимают насчёт роли коварного Запада, преследующего, как водится, свои интересы, что естественно. Но эти интересы завяли бы втуне, если бы для их реализации не существовало твёрдой естественно-исторической почвы в виде украинского этногенеза. Каковой нельзя ни отменить, ни развернуть вспять по чьему-либо приказу.

Сказанное означает, что в этой войне не может быть ни перемирия, ни мира на условиях статус-кво, а может быть только победа одной стороны и полная и безоговорочная капитуляция – с другой. И никакой компромисс тут невозможен: либо – либо. Либо поражение России – полная утрата суверенитета, чудвищные репрессии, физические зачистки и люстрации и бесконечные репарации не на одно поколение. Как у побеждённой Германии. Либо поражение Украины, её демилитаризация и денацификация (те же зачистки и люстрации укронацистов), десятилетия публичных покаяний и напряжённой, целенаправленной рерусификации, полная утрата суверенитета и государственности, раздел Украины на три части, из которых одна (Новороссия с Левобережьем) переходит в состав России, а две других (Галичина и Киевщина) остаются под её внешним контролем и управлением. Опять-таки, как у побеждённой Германии.

Такая альтернатива.

Кто может победить? Я не думаю, что маленькая рыбка (30-миллионная Украина) способна проглотить и переварить большую (150-миллионную Россию). Даже несмотря на критически важные поставки западного вооружения. Всё-таки свой мобилизационный потенциал Украина, сколько можно судить, уже исчерпала. А свою экономику разменяла на вооружения и кредиты. А у России этот мобилизационный потенциал – его обсчитывают в 15 миллионов человек – практически ещё и не распочат, да и экономика пока держится, бюджет профицитный.

* * *

Впрочем, победный потенциал – это ещё не победа.

Плющим мы украинцев, плющим, как бог черепаху, а они упираются и воюют ожесточённо. Читаю сводки об уничтожении нацбатов «Азова», «Айдара», «Донбасса», «Правого сектора», «Кракена», «Чёрной сотни» и т.д. – то 30 человек одним высокоточным ударом, то 200, 300, 600. До тысячи в сутки. Представляю себе эти гекатомбы, пирамиды из жёлто-голубых гробов… А в гробах – наши «славянские братья», якобы, представители «единого народа»…

Понимаю яснее ясного: после войны ни о каком едином или братском народе, ни о какой дружественной нам Украине говорить, заикаться и даже думать будет, конечно, нельзя. Нас, русских, там уже никогда не станут воспринимать невраждебно. Тридцать лет украинская пропаганда ежедневно учила ненавидеть Россию и русских. Внушала украинцам мысль о злом северном соседе – стране-агрессоре, который вот-вот нападёт на неньку-лельку, на «ридну Украйну». О русских, «рабах московских», как извечном враге свободных украинцев, «вильных козаков». Запугивала, пуская в ход разные страшилки. И вот сегодня действительность максимально оправдала все эти прогнозы, подтвердив и с лихвой перекрыв все страшилки. Украинцы массово погибают на фронтах (уже погибло не менее 70 тысяч), но очень мало сдаются, потому что для них эта война – отечественная. Впервые за всю свою историю они реально воюют за только что обретённую собственную родину, воюют как новоявленная нация, прошедшая все три стадии этногенеза. Нация, которой предстоит либо подтвердить свою состоятельность, либо надолго забыть о такой возможности. Как забыли о ней некогда валлийцы или шотландцы, или канадские французы, не сумевшие отстоять свой суверенитет перед натиском англичан. Отсюда и вполне понятное ожесточение и упорство противника.

Надо очень хорошо понимать эти реалии конкретной этнополитики, чтобы не строить никаких иллюзий ни в отношении настоящего положения дел, ни в отношении того послевоенного будущего, которое – хочешь не хочешь – отбрасывает свою тень на всё нынешнее поле боя. Чтобы эта тень не хватала наших солдат и генералов за руки, не препятствовала ведению боевых действий по правилам военной целесообразности.

* * *

Что нужно, чтобы Россия победила по-настоящему, всерьёз? На мой взгляд, для начала необходимо соблюсти три непременных условия.

Во-первых, пресечь любыми (!) способами поступление новых вооружений из стран НАТО для украинской армии. Сделать это несложно технически, и все знают, как именно. Об этом говорят сегодня все-все-все – военные эксперты, телеведущие и комментаторы всех каналов, независимые блогеры и журналисты вроде Караулова, да и просто народ в самом широком смысле слова. Нужно лишь всего-навсего раздолбить дальнобойным высокоточным оружием транспортные артерии, по которым это оружие поступает на Украину: железные дороги, туннели через Карпаты, станцию Чоп, где меняют вагонам колёса на другую колею, аэродромы, мосты. Всего-навсего. И если реализации это самой главной задачи препятствуют интересы российских олигархов, эти олигархи должны быть немедленно интернированы, а их активы следует национализировать до окончания войны.

Во-вторых, необходимо парализовать управление страной Украиной и её вооружёнными силами путём отсечения «головы» – уничтожения пресловутых «центров принятия решений». Что нам давно было обещано Путиным и Медведевым, но почему-то до сих пор не исполняется. Под «центрами» разумеются, конечно же, не Лондон и Вашингтон (тут у нас руки коротки), а Генштаб и Минобороны Украи­ны, СБУ, офис Зеленского на Банковой улице и т.п. Кое-что сегодня уже делается, хотя в максимально щадящем режиме: мы бьём по энергосистеме Украины. Но и только. Это, конечно, неплохо, но так вопрос в целом не решить: упёртые украинцы перетерпят, подтянут пояса, мобилизуются и обозлятся – только и всего, так их к капитуляции не принудить. Хотя Зеленский, как видно, струхнул не на шутку и стал, во-первых, уверять, что не давал приказа взорвать Крымский мост, а во-вторых – убеждать НАТО ударить ядерной ракетой по Кремлю, если тот осмелится бомбить его, Зеленского, офис.

Хочется отметить один момент. Пресса превозносит генерала Суровикина за решимость воевать, наконец-то, по правилам войны. Но понятно же, что он исполняет лишь то, на что получил добро сверху, из Кремля, а вовсе не самолично осмелился изменить ход событий. Просто это решение Кремля совпало с его назначением, только и всего. И это решение нельзя не признать половинчатым, паллиативным, которое не приведёт Украину к управленческому хаосу и безоговорочной капитуляции. Поэтому мы, всё же, вправе ждать и требовать исполнения второго условия целиком и полностью. Нам нужна Победа, как в 1945 году, а не игра в войну.

Оба названных выше условия надо выполнить решительно, а главное – так быстро, как только возможно. Сегодня Украина оказалась в положении собаки, которой рубят хвост по частям. Не знаю, насколько это милосердно, но явно нецелесообразно. Ибо хвост рано или поздно всё равно будет отрублен весь. Зачем же зря тратить время, силы, жизни своих людей? Время работает против нас. Рубить – так рубить.

«Все должны знать, что мы по большому счёту всерьёз пока ещё ничего не начинали», – заявил Владимир Путин в эфире телеканала «Россия-24» на встрече с лидерами фракций Госдумы, говоря о спецоперации. Но Россия при этом продолжает терять жизни своих солдат и офицеров, свои не бесконечные ресурсы. Так не пора ли начать?!

В-третьих (и это главное), нам нужна новая концепция войны, её идеология и теоретическое обоснование.

Сегодня – о том свидетельствует слишком многое в ходе военных действий – мотивированность российской армии не идёт в сравнение с мотивированностью яростно воюющих украинцев. Понятно почему: политрукам нашего времени почти нечего сказать солдатам и офицерам. Потому что нет ясности у самих штатных пропагандистов. Они не знают, не понимают, какую идею нести ни людям, воюющим против бандеровцев, ни тем жителям Украины, кто не знает, зачем их «освобождают».

Причина дезориентированности тех, кто сам должен ориентировать и мотивировать других, тоже понятна: этнополитическая безграмотность. Они не смеют признать, что на Украине идёт самая настоящая этническая русско-украинская война, происходит лобовое столкновение украинской и русской идеи. Украинцы отлично это понимают – и воюют соответственно, во всю силу идейной убеждённости. Мы – нет.

Хуже того: установка, идущая с самого верха, такова, что транслировать её в воюющие массы и вообще в ряды наших явных и тайных сторонников – это чистой воды безумие. Старая концепция – мы-де единый народ, и наша задача выполнить долг перед своими братьями, а заодно перед всем человечеством, освободив Украину от укрофашистов – себя оправдывает плохо, работает лишь частично. Она только в своей «антифашистской» части может мобилизовать чеченцев, дагестанцев, бурятов и других россиян, которые ни с какого боку не родня украинцам. И уж конечно не самих украинцев, кои воюют по обе стороны фронта.

Да и русских эта идея мотивирует из рук вон плохо, потому что в такой логике вырисовывается вполне шизофренический вывод: мы, русские, воюем против себя же, стреляем в себя, коль скоро мы «единый народ». Хотя на самом деле всё давным-давно уже не так, и сегодня быть настоящим украинцем значит быть «свидомым» бандеровцем, а бандеровец русскому – не брат, а смертельный и непримиримый враг. Стрелять в которого можно и нужно везде, где только встретишь.

Вот эту простую идею нужно нести в воюющие (и невоюющие) с нашей стороны массы людей. А также непреложно вытекающую отсюда мысль о том, что Украина – станет ли она большой и сильной или маленькой и слабой – никогда не будет дружественной нам страной, а может быть и будет только Антироссией. И наша задача поэтому – максимально ослабить и уменьшить её, обуздать и обезопасить, насколько возможно.

Карфаген должен быть разрушен!

* * *

А теперь простой вопрос: легко ли это сделать?

Путин совершенно правильно в своё время заметил, что если драка неизбежна, лучше бить первым. Он так и поступил 24 февраля 2022 года от лица России – и это разумно и хорошо, но… В итоге инициатива войны в глазах всего мира принадлежит нам, это вполне наглядно и неоспоримо. Конечно, в своё время Гитлер и Геббельс кричали, что начатая ими война с нами – это была вынужденная превентивная мера, дабы предотвратить агрессию СССР. Но мы всегда отвергали такую версию, а сегодня сами прибегаем к подобной, зеркально, используем ровно тот же аргумент. Кто же примет его всерьёз? Никто в мире, а уж на Украине и подавно.

Сегодня не только Украина, но и весь Запад мобилизован для тотальной войны с нами, с Россией. Для нас это означает только одно. Чтобы выстоять и победить, нам нужна тотальная мобилизация всей страны, перевод её на военные рельсы – не только фронт, но и тыл, промышленность прежде всего, должны подчиниться одной задаче: достижению Победы.

Нужно чтобы, как в 1941–1945 годы, денно и нощно работали Ставка верховного главнокомандующего и Государственный Комитет Обороны. Чтобы был создан центральный аппарат пропаганды и агитации, с которым сотрудничали бы лучшие военные и политические эксперты, журналисты, публицисты и писатели, артисты театра и кино. Чтобы был создан специальный центр пропаганды, постоянно вещающий исключительно на Украину, как вещала когда-то «Свобода» на СССР. Чтобы преподаватели школ и вузов прошли соответствующую подготовку и могли ясно и доходчиво постоянно объяснять школьникам и студентам, почему эта война – наша, за что мы воюем и не можем не воевать (эту разъяснительную работу я готов взять на себя). И чтобы эти школьники и студенты потом не разбегались, как тараканы, когда придёт их время встать в строй.

Словом, пришло время вспомнить старый добрый призыв: «Вставай, страна огромная! Вставай на смертный бой!».

Иного не дано.

Александр СЕВАСТЬЯНОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...