05.06.2023

Украинский тупик

Запад устал от неуемных аппетитов Украины, требующей все больше и больше средств на войну. Как заявил депутат Верховной рады Ярослав Железняк в своем telegram-канале, расходы на Вооруженные силы Украины в этом году будут увеличены на 500 миллиардов гривен (13,61 миллиарда долларов). По его словам, бюджет 2023 года планируется изменить, и это не ошибка.

На фоне таких заявлений странно выглядит скупое решение Киева о том, что с конца февраля большинству украинских военнослужащих, в том числе проходящим срочную службу, мобилизованным и кадровым военным в несколько раз урежут зарплаты. Ранее они получали около 20 тысяч рублей на наши деньги, включая боевые выплаты. Что останется им теперь?

О коррупции киевской власти было сказано много, но ВСУ зарабатывает даже на мертвых солдатах, не выплачивая похоронные компенсации семьям. Погибшие просто проходят по графе «пропавшие без вести». Не имея возможности вывезти тела с линии соприкосновения, особенно в зоне интенсивных боев, таких как бахмутская, или сватовская «мясорубки», побратимы закапывают своих в концах окопов, сваливая по 5-6 человек в братскую могилу, присыпая сверху землей. Но это лишь те, кто погиб в окопах от нашего артиллерийского, или снайперского огня. Те же, кто в первый и последний раз в жизни пытался прорвать нашу линию обороны, месяцами так и лежат под снегом на разделительной полосе. На наши предложения объявить «санитарный час тишины», чтобы дать украинцам возможность забрать тела своих, противник не отвечает. Если ВСУ до них нет дела, то нам тем более, хотя по возможности мы захораниваем их на территории, уже освобожденной нашими бойцами. Это древняя традиция.

Но Киев не видит света в конце туннеля, это тупик. Запад опустошил свои склады вооружений, имевшееся старье передано Украине. В ход пошло все, что требовало денег на утилизацию. Старые снаряды 155 мм порой уже не взрываются, уходя в жирную украинскую землю на метр в глубину, а гаубицы М-777 из-за запредельной изношенности стволов потеряли точность стрельбы, а заменить стволы нечем. Порой гаубицы взрываются на месте при выстреле. Новых образцов современного оружия, во-первых, мало у самого НАТО, во-вторых, есть боязнь, что технические разработки быстро попадут к противнику, учитывая, какое количество западного оружия ВСУ-шники бросают на поле боя. Запад научился делать печальные выводы после того, как эти образцы стали появляться в недружественных странах в разных концах всего мира.

В итоге получается неприглядная картина: за год нашей артиллерией и ракетами превращены в груды железа около 70 процентов как надежного советского оружия, так и поступившего старого западного. Снарядный голод, кто бы что не говорил, у ВСУ уже встает во весь рост. 4-6 тыс старядов ВСУ выстреливают сегодня за одни сутки, в сентябре прошлого года – в лучшее время снабжения Западом – доходило до 40 тысяч выстрелов. А теперь прикиньте в уме логистику доставки снарядов на поле боя: транспортные корабли до сопредельных стран, затем железнодорожные эшелоны, эшелоны, потом грузовики, грузовики. Особенно сейчас, когда на весенних раскисших грунтовых дорогах в грязи вязнет даже гусеничная техника…

В ходе непрекращающейся мобилизации, когда мужчин насильно забирают на улицах, автозаправках и в булочных, вытаскивают из подвалов и с чердаков частных домов, Киеву удалось правдами и неправдами собрать 400 тысяч новобранцев, большинство из которых выстрелили всего лишь по одному рожку из автомата на полигонах и не успели привыкнуть к своему оружию. Это их батальоны массово гибнут в «мясорубках». Таких бойцов-неумех еще в 70-е военные окрестили презрительным словом «мабута», словом, пришедшим из Центральной Африки. По легенде на этом континенте было сражение, в котором на пулеметы бросили сразу тысячу человек, и они все остались лежать на поле боя, не сделав ни одного прицельного ответного выстрела. 

Правда, у ВСУ есть 100 тысяч профессиональных бойцов, прошедших обучение на тренировочных полях в Англии, Германии, Словакии, Польши, Трибалтийских Вымиратов. Эту элиту армии Зеленский бережет под Киевом и Львовом. Они пока пьют пиво в барах и живут в комфортных военных городках в ожидании нового высокотехнологичного западного оружия.

Но в целом картина неприглядная – люди пока есть, оружия уже нет. Нет танков, нет авиации. А надо понимать, что танки смогут пойти в бой только под прикрытием авиации, которая не предвидится. 30-100 «Леопардов» ситуацию не изменят, ВСУ их нужно 400-600 единиц для успешного «контрнаступа». Это понимают и в Пентагоне, где, видя потери своих подопечных, уже натягивают вожжи Залужному. «Не спешите, мы что-нибудь придумаем», — говорят американские генералы, которые при помощи Искусственного Интеллекта пытаются просчитать все возможные варианты развития событий. Но проблема реально может быть решена только во второй половине года, если Пентагон добавит к европейским «Леопардам» несколько сот своих «Абрамсов», чтобы собрать бронекулак для украинского наступления.

И весь этот «гордиев узел» проблем сложился на фоне того, что США и НАТО совершенно не понимают дальнейших действий противника. Черепашьим шагом, потихоньку у ВСУ отбираются мелкие населенные пункты, освобождается Артемовск и другие города, перемалывается в артиллерийских и ракетных дуэлях военная техника Киева. В бой бросаются все новые и новые батальоны украинской «мабуты», срок жизни которых в бою не превышает 4-6 часов. Ударами ракет и авиации уничтожаются все важные цели ВСУ, необходимые для консолидации сил для удара. Другими словами, незаметно делается все, чтобы ВСУ не смогли осуществить громко заявленное летом прошлого года «Великое наступление» на Донецк и Крым.

Наши мобилизованные влились в боевые порядки на линии соприкосновения и показывают хорошие результаты, по количеству полученных орденов и медалей они приблизились к своим боевым собратьям, воюющим с февраля прошлого года. И не далек тот день, когда на груди у этих ребят появится новая медаль «За освобождение Киева от фашизма».

Алексей БОРЗЕНКО

Один комментарий к “Украинский тупик

  1. 1
    Есть у меня друган-хохол,
    Его я вытащил на свет,
    Когда был сам гол как сокол.
    С тех пор прошло немало лет.
    Ему мешает это жить
    И не даёт дышать,
    Желал бы он меня забыть…
    Но от себя не убежать.
    Как понимаю я его!..
    Хоть дела нет мне до того.
    С недавних пор он стал укропом,
    И рвётся сослепу в Европу
    В окно, что прорубил царь Пётр,
    Когда был молод, свеж и бодр.
    На незалежной ридной мове
    Двух слов не свяжет испокон,
    И в этой вечно новой роли
    Как укр – действительно смешон.

    2
    Приехали на Украину,
    А может быть, и в Украину
    По похоронке мы с супругой
    В древнейший Нежин над Остром,
    А там такая вот картина:
    Свинтили памятник с испугу
    На площади, где был райком.
    Убрали Ленина к чертям
    И разобрали по частям,
    И вывезли вперёд ногами,
    Зачем? — того не знают сами.
    Остался, правда, постамент,
    Над ним есть флаг, под ним есть – мент.
    Его не надо разрушать,
    Возможно, Ленина придётся
    На то же место возвращать,
    Коль Украина не свихнётся
    Совсем уже, едрёна мать.
    Что сделал Ленин ей плохого?..
    Стоит истерика вокруг:
    Россия – враг, Европа – друг.
    Всё ожидал я, но такого…
    С фантазией тут не богато…
    Уж лучше б занялись развратом.
    Укропов мания величия
    При комплексе неполноценности
    Дошла уже до неприличия
    И требует своей оценки.
    Не знал я — плакать иль смеяться…
    Подумал и махнул рукой…
    Сначала надо бы надраться,
    А в драку – главное – ввязаться,
    А там посмотрим, бог ты мой…
    Непревзойдённые укропы
    Все сдуру ломятся в Европу
    В окно, что прорубил царь Пётр,
    Когда был молод, свеж и твёрд.
    Фитиль бы вставить украм в …
    Но, к сожаленью, Пётр мёртв.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...