29.11.2023

Зодчий словесного града

Ольга Владимировна Дьякова родилась в Москве. Окончила Тимирязевскую академию и Высшие литературные курсы при Литературном институте им. А.М. Горького. Член Союза писателей России.

ЗОДЧИЙ СЛОВЕСНОГО ГРАДА

Возвращается Горький
В перестроенный мир.
Дует ветер прогорклый –
Запылённый эфир.

Из прошедшего века
В шелестенье страниц
Образ сверхчеловека
Промелькнул среди лиц.

И над храмом, свиваясь,
Назревала гроза:
Свет и сумрак стрелялись 
За его образа.

Горделивые даты
Залегли не на дне.
Проходили солдаты
В двадцать первом огне.

Ты увидел всё это,
Вдохновитель сердец.
Неизменны на свете – 
Зодчий, воин и жнец.


* * *

Россия, 
  на место павших – 
	встают живые,
             тебя назвали равниной мира,

Россия,
  простор огромный 
	мой взгляд расширил –
              до ближних станций – 
	как до Сибири.

Россия,
  здесь богатырство 
	воспето лирой,
             здесь Горький крестился 
	                    пудовой гирей,
Россия…


* * * 

Я заклинала штормá и бури, 
И обещала себе – всё будет.
Возраст уже не имел значенья,
Рей, буревестник, в годá крушенья. 

Я находилась внутри афиши
И не старалась подняться выше.
Дождь начинался, едва заметен,
И заголовок «Враги» – рвал ветер.

Тягучий сумрак терял терпенье,
Сгущая тени, туманя зренье.
Что будет завтра – 
никто не знает,
Но что-то будет, 
пусть даже наледь.


* * * 

Внезапно обрезалась 
книжным листом, 
Глубокую драму читая. 
Она о любви, но любовь ни при чём, 
Что кровь просочилась густая.

Высокое дерево искривлено,
Как будто танцует печально,
Роняя с ветвей размышленье одно,
Что в камне скрывается тайна. 

Искомое в жизни – я в книге нашла, 
Всю праведность помня Яфéта. 
А сердце взлетало крылами орла 
В потоке слепящего света.


* * *

      «Я в мир пришёл, 
       чтобы не соглашаться».
               М. Горький

День мог прикинуться туманом 
И выбить почву из-под ног.
Но ветер нёс клочки желаний
Подобьем листьев на порог.

Талант усиливал страданье, 
Страданье двигало талант. 
Вставал восход предначертанья, 
Как пробудившийся гигант. 

Земля и высь писались слитно 
Для непокорного ума. 
И мало мыслить самобытно, 
Чтоб речи перешли в тома. 

Жизнь длилась затяжною пьесой, 
Все персонажи – налицо. 
И говорил старик-профессор – 
С талантом «в людях» – можно всё!

Гони сознанье пораженца,
Переплавляйся, как металл.
И парадигма всепрощенца
Пройдёт сквозь 
творческий кристалл.


* * * 

Неторопливый дождь, 
Намокший плащ. 
Всем телом сознаёшь 
Деревьев плач. 

Когда ещё придёт 
Шальная мысль, 
Что в твой водоворот 
Мчит чья-то жизнь. 

Передаётся дрожь 
Прохлады дня. 
Но видится сквозь дождь
Очаг огня.


На Капри

Ушли обиды начертаньем 
На серебрящемся песке. 
Их смыли волны обещанья 
Надежд, разбившихся в броске. 

Седого моря дышат жабры, 
Прибой готов ворваться в стих, 
Преувеличивая правду, 
Переиначивая миф. 

Слова давно мертвы, но вечны. 
Мы вечности живой хотим. 
И потому небезупречны, 
Сменяя род на псевдоним. 

Что стать стремится 
изреченьем, 
То остаётся навсегда. 
Волнообразное теченье – 
Большие, малые года… 

Вблизи вода качает судно 
И норовит прибить к скале. 
Всё сущее есть знак и чудо –
Рай начинался на земле.


* * * 

Век задержался на сломе, 
Поиздержался в былом. 
Мчатся российские кони 
С неукротимостью волн. 

Им из реки не напиться – 
Пущены в бешеный гон. 
Мрака табун не боится, 
Злобь угадает чутьём. 

Смерть – лишь предтеча 
бессмертья – 
Тайну вещуют слова. 
Битвы далёких столетий 
Слышатся в притчах славян.

В купол небес многозвонный
Выгнулась арка моста.
Мчатся российские кони,
Так открывайте врата! 


* * * 

В измененьях небосклона 
Вижу странствия годов. 
В отдалении три дома 
Вырастают из холмов. 

Небо было циферблатом 
В потаённые века. 
И писатель – реставратор –
В своды вписана строка. 

Гений взял разлёт у птицы, 
И попробуй, удержи. 
С чем огонь души сравнится? – 
С золотым цветеньем ржи.


* * * 

«Когда черта просвета не видна,
Читаю я «Жизнь Клима Самгина» 

Над зрителями жизни
Проносится судьба.
Как в преломленье призмы
Меняется борьба.

И кто в ней лямку тянет,
Ускорив жизни гон,
Окажется обманут,
Оставшись босяком.

Полуживую правду
Ты волен воскрешать.
Житейский смысл оправдан,
Но бьёт в плечо приклад.


* * *

Зубную боль, что в сердце есть,
Не все выносят.
Она была всегда – как степь
И снега осыпь.

И даже смерть – ещё не всё,
И в том основа.
Живи не данью наносной,
А хлебом слова.

Не позабыт высокий стиль,
Вязь каллиграфий.
Какие лица век убил
Без эпитафий.

И ночь – не прóжитая жизнь –  
Подлунной спицей
Заводит новый механизм
В часах столицы. 
 

* * *

Кто время чтит – добудет славу,
Но славу трудно уберечь.
На славу делают облаву,
Вооружившись с ног до плеч.

На счастье дней берем подковку,
Прибьём к двери на пике дня,
Чтоб не приснилось – 
в нашу тройку
Впрягли троянского коня.

Стихам нужна не только правда.
Творится вымыслом успех.
За декорацией фасада
Никто не слышит горький смех.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...