18.07.2024

Гаага, Пекин и… Стрелков

На этот раз я свой перископчик заставил двигаться не по горизонтали, а по вертикали: вверх – вниз. И вот что увидел.

Наверху произошли два важнейших за последние полгода события.

Во-первых, Международный уголовный суд (МУС) в Гааге выдвинул обвинения против нашего президента Путина и выдал ордер на его арест. А министр юстиции Германии тут же откликнулся с готовностью, что арестует Путина, буде он окажется в Германии. Смех и грех, право! Тут впору воскликнуть по-наполеоновски: «Придите, возьмите!» Понятно, что ничего иного от Запада ждать не приходилось. Обижаться на этих безумцев как-то странно было бы. Понятно, что нам это решение МУС – как зайцу насморк, Россия вне его юрисдикции и плевать хотела на подобные решения. Руки коротки у наших «дорогих партнеров».

Но есть пара проблем. Международные санкции против России нельзя будет снять, если не будет аннулирован ордер. И Путину теперь заказан путь с официальными визитами если не во все, то в очень многие страны, где ему случалось прежде блистать на дипломатическом поприще. Рисковать арестом он не должен и, надеюсь, не станет.

Однако главное, над чем заставляет задуматься решение МУС, в другом. Оно привело нам на память судьбу президента Сербии – Слободана Милошевича, а главное – тот алгоритм, который был выработан, чтобы довести его до смерти в тюремной камере. Этот алгоритм состоял из трёх фаз: 1) военное поражение Сербии; 2) смещение со своего поста президента Милошевича как проигравшего войну, замена его с помощью демократических выборов на американского ставленника; 3) арест и вывоз Милошевича в Гаагу, доведение его там до печального конца. Нетрудно предположить, что этот оправдавший себя алгоритм наши западные недруги постараются задействовать и в России.

Надо ясно понимать, что падение и гибель Милошевича – это не только и не столько факт его личной биографии, сколько трагедия всей Сербии, утратившей реальный суверенитет и попавшей под диктат США. Горе побеждённым – сербам нечего ждать для себя в будущем, они утратили свою судьбу на всю ближайшую перспективу, по крайней мере. Но Сербия – страна, бедная ресурсами, она не является лакомым куском, из которого можно выжать что-то, кроме геополитически выгодного расположения.

Иное дело – Россия, которая вся – лакомый кусок, и которую не только лишат суверенитета в случае подобного развития событий, но и раздербанят на части, разграбят дотла, хуже, чем при Ельцине.

Что отсюда следует? Как минимум два вывода: 1) нельзя допустить военного поражения России; 2) нельзя допустить падения авторитета власти и замены Путина на посту президента. Одно, как все понимают, намертво связано с другим и смертельно опасно для нашей страны. Поэтому всё, что работает на поражение России (военное, политическое, психологическое – любое) должно беспощадно уничтожаться, стираться с лица Земли грязной тряпкой. А нашему обществу, которое желает выжить и победить, надо не раскачивать трон, не поднимать волны протеста, а сплотиться вокруг президента, какие бы справедливые претензии к нему кто ни выражал. Сегодня не время их предъявлять, это контрпродуктивно, глупо и непатриотично.

Да, Запад не пожалеет усилий, чтобы разгромить Россию в войне и свергнуть Путина. Я лично, хоть и боюсь подобного развития событий, но не жду его, поскольку верю в нашу огромность и силу, в наши возможности, в единство российского народа, дорожащего своим суверенитетом. Нас не так-то легко одолеть.

Похоже, что в мире есть и другие неглупые люди, которые верят в устойчивость России, в её силы и в её будущее. Например, руководство Китая во главе с товарищем Си Цзиньпином, который свой первый международный вояж после переизбрания недаром направил в Москву.

* * *

Второе важное событие вот какое.

Ещё в 1990-е годы я писал о том, что после распада СССР Россия больше не может претендовать на роль глобального лидера, каковая перешла на время к США. Но она может сохранить гарантии на выживание и процветание под крылом нового глобального лидера, поднимающегося на смену Америке. То есть – Китая, младшим парт­нёром которого нам желательно стать.

Похоже, мои мечты и прогнозы сбываются сегодня.

Следует понимать: китайский лидер не поехал бы в Москву, если бы считал её дело безнадёжным, руководство недоговороспособным и слабым, а войну проигранной. Наверняка китайские аналитики, которыми славится Поднебесная, просчитали всё до мелочей, обосновывая решение о первоочередной поездке товарища Си. Я внутренне убеждён, что основная цель визита, о которой не говорят, состояла именно в реализации вышеприведённого концепта. Китай нуждается в России как в младшем партнёре на пути к своему глобальному лидерству и – как неизбежному следствию – к противостоянию с Америкой.

Так удачно сложилось, что решение гаагского МУС предшествовало по времени визиту китайцев. Оно лишило Путина выбора, поскольку не оставило ему никаких, даже самых распоследних, иллюзий по поводу отношений с Западом. Это был мощный пинок, буквально вбивающий российский мяч в китайские ворота. На всё обозримое будущее. Я вздохнул с большим облегчением. Второй раз после Александра Невского наша страна делает осознанный и неизбежный выбор в пользу Востока против Запада. И слава Богу! Это наш путь, наша судьба.

В вечной и глобальной битве цивилизаций Запад в XV–XVII веках начинал брать верх над Востоком. И Пётр Первый был совершенно прав, втянув Россию в колесницу Запада и разделив с ним его победы. Но сегодня история повернула в обратную сторону: Запад опускается вниз, Восток поднимается вверх, и нам следует совершить обратный кульбит, чтобы вновь разделить долю победителя, на этот раз иного.

Повестка встречи в российско-китайских верхах во многом остается в тайне. Но можно быть уверенным, что разговор касался, среди прочего, как минимум трёх тем: 1) российской помощи Китаю в тайваньском вопросе и противостоянии США на Тихом океане; 2) условий, на которых Россия могла бы пойти на мир с Украиной (уверен, они заведомо неприемлемы для Киева и являются чистой риторикой); 3) китайской тайной или явной военной помощи России. Такой своего рода военно-политический бартер. Думаю, в недалёком времени вполне открыто разъяснится, какие решения были приняты по каждому из пунктов.

Хотя некоторые сведения уже сейчас просачиваются в прессу и позволяют делать выводы. Так, газета South China Morning Post напоминает, что Китай не будет выдвигать нереализуемых требований, предлагая мирные инициативы. Симптоматично, что Запад воспринял эту позицию как пророссийскую из-за нежелания осудить Россию и попросить её покинуть украинскую территорию. Но попытки лидеров ЕС оказать жёсткое давление в этом смысле на Китай остались проигнорированными полностью и без всяких последствий. Между тем официальный представитель МИД КНР Ван Вэньбинь заявил, что Китай не является разжигателем украинского кризиса и не является стороной конфликта. Он призвал США пересмотреть свою роль в украинском вопросе: «США считают, что позиция Китая несправедлива, а поставлять оружие на поле боя справедливо? Способствовать постоянному обострению конфликта? Позволять побочным эффектам конфликта распространиться на мир справедливо?».

Впрочем, политические последствия визита, как уже сказано, проявятся чуть позже, особенно если состоится зарезервированный товарищем Си разговор с Зеленским, которому, возможно, будет предъявлен некий ультиматум. Пока же, судя по экономическим договорённостям (Си Цзиньпин недаром впервые встретился также и с премьером Мишустиным), Китай не предполагает, что Москва выпадет из мирового контекста или будет маргинализирована, как того хотел бы Запад, утратит способность поддержать Пекин, утратит привлекательность как политический и экономический партнёр. Со своей стороны, Путину, похоже, удалось добиться, чтобы Китай поделился с нами цифровыми технологиями, без которых невозможно успешное развитие нашей страны. Об этом говорит совместное заявление (пункт номер шесть в плане приоритетных направлений сотрудничества) об усилении «кооперации в высокотехнологичных сферах». Недаром Путин уже неоднократно публично подчеркнул, что переговоры были успешными.

Таков «наш ответ Гааге» – совместный ответ Пекина и Москвы.

Обнадёживает, не правда ли?

* * *

Обнадёживает, но не всех, увы.

Я очень уважаю Игоря Ивановича Стрелкова (буду называть его таким именем, оно для масс привычнее). Думаю, Россия всегда будет благодарна ему за Русскую весну, за воссоединение с Крымом, за мятежный Донбасс. За экспертную аналитику, прогнозы которой сбываются более чем на 60%, в отличие от таких экспертов, как Константин Сивков, которые что ни скажут с умным видом – всё потом оказывается мимо. Да и лично он мне во многом симпатичен как человек, в иное время я бы охотно с ним дружил.

Когда в 2014 году Стрелков вернулся в Москву в ореоле славы и со старшими политическими козырями на руках, я как один из ветеранов и авторитетов Русского движения встретился с ним приватно, познакомился, поговорил. Встречался и позже, в 2017 году, чтобы поднести свой двухтомник «Русское движение за 30 лет» и «Трудные вопросы русского национализма». Из наших бесед я понял, что, не имея политического опыта и амбиций, Игорь Иванович не собирается идти в большую политику, но… В случае, если в России возникнет кризис власти, он надеется быть востребованным, чтобы встать на защиту порядка в стране.

Вполне разумная, достойная позиция, но я был ею несколько удивлён. В то время кризисом власти у нас и не пахло. Хотя на Донбассе уже громыхала развязанная Кие­вом АТО, но представить себе сегодняшнюю ситуацию ещё никто бы не мог. И, уж конечно, даже во сне мне бы не привиделось, что Стрелков сам, своими руками, со всей энергией и талантом станет приближать оный кризис изо всех своих сил. Ведь на словах он всегда выступал против Февраля 1917 года и клеймил февралистов как предателей Родины.

Однако с тех пор, как Стрелков вернулся с Донбасса после неудачной попытки попасть на фронт в 2022 году, он отошёл от серьёзной военной аналитики и перешёл к заметкам и выступлениям ироническим и саркастическим, к злобной насмешке, «бешеной и площадной» (Пушкин). Как раз к такой, какая была в ходу во Франции накануне 1789 года и в России накануне 1917-го, приближающей падение тамошних монархий. Наотмашь нелицеприятно критикуя высшее руководство России и СВО – Путина, Медведева, Шойгу, Герасимова и др., не гнушаясь при этом дворовой лексикой и постоянно выдвигая к ним заведомо невыполнимые требования, Стрелков не только систематически подрывает авторитет наших верхов в неподходящее для этого время, но и сеет в массах упаднические настроения. Каждый раз, прочитав его пост или прослушав выступление, я чувствую, как в массы и в армию (!) направляется мощный заряд неверия в страну и в себя, заряд пораженческих настроений, заряд демотивации. А ведь это своего рода НЛП – нейролингвистическое программирование нас, притом исключительно на негатив. Мне даже кажется, что с уст Стрелкова вот-вот сорвётся знаменитый «милюковский» вопрос про глупость или предательство. Мы знаем, каким эхом он отозвался в России в 1916 году, и помним, к чему это привело.

Конечно, как говорят в народе, не тот друг, кто мёдом мажет, а тот, кто правду скажет. Но ведь правда правде рознь, да и надо знать, где и когда её высказывать.

Подобный прецедент имел, пожалуй, место накануне Февральской революции, когда на фронтах Первой мировой войны стала распространяться газетка «Окопная правда», которую редактировал Шимон Диманштейн, будущий председатель еврейской секции Наркомнаца у большевиков. Содержалась ли в самом деле правда на её злопыхательских страницах? Разумеется, содержалась, ведь на войне все­гда творится много плохого, совершаются ошибки, просчёты и т.д. Но попадись в то время Диманштейн военно-полевому суду, его бы вздёрнули без долгих рассуждений. Ибо газетка его разлагала фронт, направляя тревогу, недовольство и озлобление солдат против собственного правительства и военного руководства, призывая и подготавливая революцию. При Сталине, кстати, Диманштейн был-таки расстрелян, получил своё.

Я позвонил Игорю Ивановичу и дружески, деликатно заметил на правах матёрого журналюги, кое-что понимающего в вопросах пиара, что, злоупотребляя иронией и сарказмом, он работает против себя, создавая себе имидж озлобленного несправедливой изоляцией маргинала, действующего не столько по государственным соображениям, сколько из личных побуждений. «А что мне ещё остаётся?» – был ответ. Не послушал полковник стариковского совета, а зря.

Не знаю, что ему посоветовать на этот раз, он, конечно, в сложном положении, отторгнутый всеми политическими игроками от войны – единственного дела, к которому призван. Но, во-первых, нельзя не признать, что он сам тому способствовал, в том числе в случае с ЧВК, которой он предложил свои услуги, предварительно навтыкав в неё шпилек и вызвав там раздражение. После чего получил оттуда ожидаемое отношение. Как писал Лев Толстой в книжке для детей: «Надо так давать, чтобы можно было взять». Не говорю уж про ряды ВС РФ, куда ему вход заказан напрочь после всего, что он наговорил и написал. А во-вторых, к лицу ли полковнику ФСБ в отставке принимать на себя роль юродивого, сидящего посреди площади, тревожа сограждан мрачными прогнозами, порой сбывающимися, и закидывая калом всех проходящих мимо официальных лиц, начиная с верховного главнокомандующего? На что он рассчитывает, разочарованный и обозлённый своей невостребованностью? На то, что Путин сменит одним махом всё армейское руководство и призовёт самого Стрелкова возглавить ВС РФ? Это вряд ли. Или просто хочет «отмстить неразумным хазарам», не оценившим его блестящие (говорю без всякой иронии) способности и озабоченность патриота?

Подумал, вспомнил слова мудрого Козьмы Пруткова: «Если есть у тебя фонтан, заткни его: дай отдохнуть и фонтану». Напрашивается простой вывод: заткните фонтан, уважаемый Игорь Иванович. Пусть всё идёт, как идёт, коль скоро ваше участие в военных событиях невозможно. Угроза Гааги научит нашего президента лучше, чем все ваши выпады. От которых вреда нам намного больше, чем пользы, я считаю. Да и вам ни к чему нарываться на уголовную статью, это не добавит политической харизмы…

Не обижайтесь, говорю от сердца. Как считали древние: Платон – мне друг, но истина дороже.

* * *

Утешает одно: товарищ Си Цзиньпин явно смотрит на нашего президента Путина совсем-совсем не такими глазами, как Игорь Стрелков. А точка зрения товарища Си, в моём измерении, весит поболее.

Александр СЕВАСТЬЯНОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...