12.07.2024

Пепел Одессы – навеки в наших сердцах

2 мая 2014 года – это последний рубеж, после которого чудаковатый малоросс, смакующий самогон под сало и вареники, навсегда превратился в свидомого украинца – палача, изувера и живореза!

В советские и в первые постсоветские годы русские люди добродушно слушали «бородатый» анекдот:

– Мыкола, а пойдём бить москалей? 

– Пойдём! А если они нас?

– А нас-то за шо?!

Мы не верили, что лозунги «Москалів – на ножі!» и «Москаляку – на гилляку» – это не придурковатые шутки хуторских балбесов, а руководство к действию!

Но 2 мая в Одессе украинцы показали всю свою подлинную сущность!

Всё повторилось, как в 1943 году в Хатыни, как в 1941–1943 годах в Бабьем Яру в Киеве, как в Волынской резне 1943–1944 годов. И вот уже нынешняя украинская власть гордится зверствами нацистов – своих предшественников. И сжигает, режет на куски, дробит кости своим согражданам только за то, что они против украинского нацизма!

Мы не забудем 2 мая! В этот день файна нэнька Украина в цветастом веночке обратилась в кровожадную богиню мёртвых Гекату, изображением которой теперь украинцы заменяют Богородицу на иконах.

Когда сейчас украинец видит сотни тысяч свежих могил укровоинов, он не должен спрашивать: «А нас-то за шо?». Он должен вспоминать одесситов, сож­жённых заживо во славу нэньки Украины!

Когда сейчас украинец видит свои города, горящие под русскими бомбами и ракетами, он не должен спрашивать: «А нас-то за шо?». Он должен вспоминать женщину, которой ломали позвоночник в Доме профсоюзов!

Когда в скором будущем украинец увидит, как ведущие страны мира за столом делят тушу несостоявшегося государства «Украина», он не должен спрашивать: «А нас-то за шо?». Он должен вспоминать радостный смех украинцев, добивающих железными прутьями одесситов, выпрыгнувших в поисках спасения с верхних этажей Дома профсоюзов. Также он должен вспоминать кафе по всей Украине, в меню которых появились «майские шашлычки» – «зажаренное мясо колорада».

Украинские не́люди-нацисты превратили Южную Пальмиру Империи в загаженный хутор Коцюбеевка (Хаджибей), уничтожили памятники основательнице Одессы Екатерине II, освободителю этих земель от басурман генералиссимусу А.В. Суворову, гениальному поэту А.С. Пушкину. На очереди – памятник благословенному градоначальнику Одессы дюку (герцогу) де Ришельё. И когда хуторяне, оккупировавшие «жемчужину у моря», видят удары русских ракет по Одессе, то они не должны спрашивать: «А нас-то за шо?», а должны вспоминать, как украинский обыватель в своём большинстве презрительно фыркал: «Да это они сами себя сожгли и поубивали».

Мы ничего не забыли и не простили! Мы не забудем и не простим Одессу 2 мая 2014 года!

В память о мучениках Одессы представляем подборку стихотворений русских поэтов.

ИГОРЬ ВИТЮК,

секретарь Союза писателей России, заслуженный работник культуры РФ,

полковник запаса, ветеран боевых действий

СВЕТЛАНА РАЗМЫСЛОВИЧ,
г. Великие Луки Псковской обл. 

ВЫЖЖЕНЫ ВОРОТА 

Выжжены ворота – 
После ада – в рай...
Ты меня сегодня в ночь не забирай.
Я ещё не сгинул,
Я ещё живой.
Снова, как в Хатыни,
По округе – вой.
Снова расстреляли
Тех, кто смог бежать.
А в колонном зале
Выбирает мать
Меж огнём и пулей.
Заживо уйдёт
И с собой во чреве сынку заберёт.
От удушья – кашель
Вывернул нутро.
Всё свои да наши...
Я шепчу: «Пошто?»
Вы ль не зарекались,
Вы ли не клялись,
Что свободой станет
В новой вере жизнь?
Полымя бушует –
Адов огнемёт
Сердце по-живому
Вместе с кожей рвёт.
А внизу – как плаха – 
Площадь – на посту.
В тлеющей рубахе
Я судьбой врасту
В лютую годину.
И нацисткий нрав
Выстрелит мне в спину,
Смертью смерть поправ...
Стоны стихли быстро.
И лежу во мгле
Я – сепаратистом – 
На своей земле...
Не оставь мне силу,
Забери домой.
Я хочу в могилу,
Если здесь чужой...
Майским жарким полднем
Тишину отринь.
Пусть в Одессе помнят
Новую Хатынь...


ОЛЬГА МОТОРИНА, 
г. Москва

ЛЮДСКИЕ ИГРЫ

Игры беззубых волчат –
Это не больно, но страшно.
Будущей кровью окрашен, –
Мир не умеет молчать.

До или после стрельбы
До или после пожара –
Крики пред ужасом жара,
После последней мольбы,

После казнящих шагов...
Вслед неушедшему глядя,
Встала курносая сзади
Вместо друзей и врагов.


СЕРГЕЙ АРУТЮНОВ, 
г. Москва

МУЧЕНИКАМ ОДЕССЫ

Когда их жгли, в Москве была жара,
Струился воздух, плавились кондеи,
И жизнь текла, едва полужива,
Почти такой, какой её хотели,

Разрублено шипела рыбья плоть,
Горючим спиртом жёгся каждый продых,
И силился сознанье пропороть
Больничный кафель в красноватых ромбах.

Поскрипывая в духе арт-нуво,
Катились дни, ленивы и прекрасны,
И не было средь них ни одного,
Кто был солдат и выполнял приказы.

Никто из них не грел щекой приклад,
Ушей не зажимал, не выл спросонок,
В чаду моторизованных бригад
На месте друга находя кроссовок.

Ветвей древесных зыбкие клешни,
И зябкий пух, и тени на фасаде
Познали мы в тот миг, пока их жгли,
И пламя тихо подступало сзади.


ВАДИМ НЕГАТУРОВ,
Украина, г. Одесса,
участник Движения «Куликово Поле», скончался 2 мая 2014 года от ожогов, полученных в Доме профсоюзов Одессы, стихотворение было опубликовано 29 апреля 2014 г.

*** 
        «…Славних прадідів великих правнуки погані» 
        Т.Г. Шевченко

Безразличия плесень сырая
Повсеместна в умах и сердцах…
Схожий адрес у всех: «хата с краю», – 
и у тех, кто в хрущёвках, сараях,
и у тех, кто в коттеджах, дворцах…

Чёрной завистью лица землисты…
В бегстве глаз – вороватый невроз…
Липкой алчностью руки нечисты
у вахтёров, сержантов, министров,
у вождей и гламурных стервоз…

Перекручены факты истории…
Узаконен церковный раскол…
Нет ДЕРЖАВЫ.
Есть блок территорий,
где паны в истребительном споре
местечковый творят произвол…

Вся страна отдана в окормление
вечно-алчущим ростовщикам…
Нет НАРОДА.
Полно населения,
продающего с остервенением
честь и тело, Святыню и Храм,
продающего волю казачью
за бумажный масонский лоскут,
предубойную сытность свинячью,
водку, дурь, мишуру «от Версаччи»,
лживый мир Голливудских причуд…

Есть закон – но не даст он защиты…
Есть маршрут – но блудливы шаги…
Из бандитов создали элиту,
казаки превратились в бандитов,
а фигляры теперь — казаки…

Украина! Гниют в прозябании
Твой Талант и Удача Твоя…
Подались в холуи да путаны – 
ублажать ожиревшие страны
Твои дочери и сыновья…

Украина… проклятые годы…
скверна в душах… на совести грязь…
Что, Отчизна, с Тобой происходит?!
…Мы не дети Тебе, мы – отродье,
коль живём, с Твоей болью мирясь…


ЮННА МОРИЦ,
г. Москва 

*** 
То, что случилось в Одессе, касается ВСЕХ!
То, что случилось в Одессе, Чудовищный ГРЕХ!
То, что случилось в Одессе, фашизма разврат,
Морда фашизма, фашизма пылающий ад.

То, что случилось в Одессе, не битва идей,
Это – Освенцим, где звери сжигают людей,
Это – фашистам Права Человека даны,
Это Права Человека – войскам Сатаны!

То, что случилось в Одессе, касается ВСЕХ!
То, что случилось в Одессе, фашизма успех,
Это – фашизма концерт и фашизма гастроль,
Хохот фашизма, который – свободы король!

Это – свобода, в которую Запад влюблён,
Запад, состряпавший этой свободы бульон.
То, что случилось в Одессе, фашистская месть,
Месть людоедов!.. 
Россию фашистам не съесть!!!


ИГОРЬ ГУРЕВИЧ, 
г. Архангельск

МАЙ 2014

В дворика угол укромный
спрятала кисти сирень.
В небе темно и бездомно –
кончился пасмурный день.

Утро уже не начнётся,
лето сюда не придёт.
В небе печально качнётся
месяц – слепой звездочёт.

Розовощёкие дети
спят по кроваткам своим.
Держит надежду в секрете
горький отечества дым –

скроет и запеленает
кисти сирени в углу,
выдавит слёзы у мая
и обратится в золу.

Где-то у Чёрного моря,
где зацветает каштан –
общей судьбы крематорий,
общей дороги туман.

Горше весны я не знаю,
гибельней тьмы не встречал.
Вырваны крылья у мая –
сам он разбит о причал.

Дом профсоюзов сожжённый
скроет молчанья печать.
Шуткам одесским солёным
больше уже не звучать.

Тени героев-матросов
с памятью тают как дым.
Плачет незримый Утёсов
по одесситам своим.


ЛАУРА ЦАГОЛОВА, 
г. Москва

*** 
По кому сегодня убивались
вечности святые голоса?
Ноты отпущения срывались
стоном закрывающих глаза
узникам Эпохи Новодела.
Всё, что было нажито – дотла!
Примет ли расхристанное тело
жертвоприношением добра,
бледный перепуганный Хранитель,
тот, что был ниспослан разуметь?
В бешеном смешении событий
дышит постоянством только Смерть.
Дел её кровавая икота
режет слух привычным не вникать.
Чёрных ли копателей работа
детские игрушки собирать?
Проклятого времени трофеи
жгут ладони падальщикам бед.
Ставки поднимают фарисеи –
пишут обезбоженный завет
свежим пеплом места преступлений.
Иродовых зрелищ кругозор
ждёт усекновения молений
больше не согласных на позор.
Корчи жизней, брошенных в давильню –
будущих столетий образа…
Для кого сегодня справит крылья,
Тот, что стелет пухом небеса?


ВЛАДА АБАИМОВА, 
г. Оренбург

ПОСЛЕ ВТОРОГО ТРАВНЯ

Боже, я всё отдала бы: талант,
Дачу, гараж, остальную халву,
Если б доверил Ты мне автомат...
Боже, я втуне на свете живу.

Но не замай на окошке свечу!
Плачет свеча, словно ангел в раю.
Боже, я все не о том говорю,
Боже, я жить на земле не хочу,

Когда на костях не мешает плясать
Иным родовая травма.
Боже, мне стыдно стихи писать
После второго травня.


ЕВГЕНИЙ ГОЛУБЕНКО, 
Украина, г. Одесса

ОДЕССА 2 МАЯ 2014. ДЕНЬ СКОРБИ

Ранним солнцем измазав небес плащаницу,
Воскресал над Одесским заливом рассвет...
Но не тот нынче город, не те нынче лица,
Белопенным не станет стогматовый цвет.

Багровеют пионы, тюльпаны, гвоздики,
Повязав аксельбанты георгиевских лент…
Дом Союзов стал чёрен, стал пепельноликим,
Будто скорби и ненависти постамент.

Ранним солнцем измазав небес плащаницу,
Воскресал над Одесским заливом рассвет….
Город – чайка, невеста, морская столица,
Нет прощенья тебе, и толпе твоей – нет.


ОЛЬГА ШМАКОВА, 
г. Чехов Московской обл.

* * *

Весна, весна... Как сотни лет назад
Цветущий май вишнёвым цветом молод.
Но с плачем птицы в воздухе парят,
И сердце жжёт черёмуховый холод...

Великий Гоголь, мне ответь с небес,
Кто дирижёр кровавой, жуткой мессы?
Второго мая что за страшный бес
Пытал огнём и жёг детей Одессы?

Я в первый раз не радуюсь весне –
На Украине покраснели реки,
И тихо-тихо, будто бы во сне
Я слышу голос: «Поднимите веки!..»

Великий Гоголь, ты всё это знал...
Танцует пламя адское фламенко,
В гробах, состроив ведьминский оскал,
Летают Фарион и Тимошенко,

И все кто с ними – по уши в крови!
Кому продали человечьи души?
«Господь, родимый, к миру призови!»

«Зову, дитя...У них заткнуты уши!
Кричу, с икон рыдаю: НЕ УБИЙ!
Что ж вы творите, люди-человеки?..»
...Зловещей тенью гоголевский Вий
Восстал, и бесы держат Вию веки...


ЛЮБОВЬ БЕРЗИНА, 
г. Москва 

ОБУГЛЕННАЯ ОДЕССА

На обгорелый труп наткнулся одессит.
Он пнул его ногой: «Пускай в аду горит!»
Лицо искажено, и черви губ пылают.
Он злобою кипит! А друг его рыдает.

«Победа!» – он кричит, и палкой бьёт лежачих.
Вот тоже одессит, он пламенем охвачен.
Он факел, он живой, он жаркой свечкой тает,
Душа над мостовой, как лёгкий шар, 
взлетает...

Друг обгорелый труп рукою гладит белой,
Он черным в дом вошёл, а вышел поседелым.
«За что?» – он говорит, но голос тонет в крике
Живых, кто не горит, и не скрывал улики:

Как лаял пистолет по сжатым в окнах людям,
И пуля, как стилет, насквозь пронзала груди.
Как пламя языком лизало плоть живую –
Не факел – человек летит на мостовую.

А после мародёр проходит шагом скорым
Меж трупов, что лежат вповалку в коридорах.
Не зажимает нос, не вытирает руку,
Но вывернул карман того, кто скорчен 
в муках.

Героям слава, да! Тому, кто сжёг соседа,
Кто, кровью опьянён, убив, кричит: «Победа!»
Кто воспитал детей, что с радостным 
настроем
В бутылки льют бензин для лучшего убоя.

О ненависть, вино, что влито ядом в жилы!
На дней веретено намотаны могилы.
Соседа бьёт сосед, и брат идёт на брата –
Славянства общий след теряется куда-то.

И город, как солдат, стяжавший боль и славу,
В один поставлен ряд с Освенцимом, Дахау,
Где запросто убьют – не ради интереса,
Где вместе не живут. Простишь ли ты, 
Одесса?


ОКСАНА МОСКАЛЕНКО,
г. Пушкино Московской обл.

ВОЗМЕЗДИЕ

Саднит Одесская Хатынь,
Я с ней горела, задыхалась,
Меня душили средь руин,
И я убийц простить пыталась.

Но помню я смертельный стон,
Похожий на святых молитву.
И рядом бесов легион.
И нескончаемую битву.

Они кричали: «Бей русню!» –
Стреляли метко в безоружных,
Внимали жертвенно огню
Под украинский гимн натужный.

Ну что ж, возмездие пришло!
На зов убитых вышли орды.
И будет сметено всё зло,
А имена нацистов – стёрты. 


ОЛЬГА ХМАРА, 
г. Воркута

ОДЕССКАЯ ХАТЫНЬ 

Ты, память, невзначай нас, грешных, не покинь!
… Забудьте, небеса, меня, коль я забуду,
Как корчилась в огне Одесская Хатынь.
Как славила толпа кровавого Иуду.

Вкус прожитого дня и горек, и остёр.
Безбожно давит скорбь опущенные плечи.
Прими, Господь, людей, взошедших на костёр
За право вольной быть вовеки русской речи.

От крови опьянев, безумная толпа
Осанну Сатане выводит голосисто.
…О, как взываю я, чтоб в руки мне попал
Один из тех зверей, бандеровцев, фашистов…

Я – не из палачей. Беснуясь и грозя,
Не стану головы сносить его повинной.
Я просто попрошу, чтоб глянул он в глаза
Всем, у кого отнял: отца, невесту, сына…

И даже преломить ему позволю хлеб.
И прикажу смотреть в глаза беды кромешной
Ежесекундно, так, чтобы, прозрев – ослеп
От ярости людской, неплачущей, нездешней.

И в завязи плода горчи, горчи, полынь.
Осеннею порой кричи об этом мае.
Слезам не потушить Одесскую Хатынь, –
Костры вовсю горят, который твой – 
кто знает…


ИВАН БЕЛОКРЫЛОВ,
г. Москва

СПИВАНКА О ЖЁЛТОЙ БЛАКИТНОСТИ

Нет никакой Украины:
Страшно, но это так.
В душах у них руины,
А на руинах стяг

В каждом зрачке трепещет,
Рвётся под небосвод.
Странные, дикие вещи.
Так – двадцать третий год…

Нет, я не прав, всё это
Зрело, копило тьму
Долгие дни и лета –
Больше ста лет тому.

Этот нарыв не сразу
Вскрылся – не отскрести…
Долго ползли метастазы,
Чтобы в сердца врасти

Сапою, осторожно,
Чтобы – наверняка,
Чтоб показалось – можно
Перевернуть века!

Можно гордиться дедом –
Тем, кто сжигал Хатынь,
Можно питаться бредом
Из мозговых пустынь.

Взять и поверить свято
В то, что они – закон,
Что ни сестры, ни брата
Нет у них испокон…

…Многого не понимаю,
Знаю, где общий враг:
После второго мая
Это – бандитский флаг.

Вешали, жгли, топили,
Прятали трупы в лесу...
Вспомним луганские были,
Парковую полосу.

Вспомним о том, как длинно
Здесь отстрелял пилот…
Как её звали? Инна…
Сепаратистов оплот?

Все их потуги втуне –
Мир не родится так…
После второго июня
Это – нацистский флаг!

Кто принимал присягу
В жовто-блакытной тьме,
Кланялся этому стягу,
Тот не в своём уме!

Вот она, тьма на свете,
Вия свинцовый век:
Тот, кто стоит под этим,
Больше не человек.

…Чёрт из-за океана
Благословил войну,
Разом в сплошную рану
Всю превратив страну.

Кто им расставил вешки,
Вовсе не так уж глуп –
Верный халдей без спешки
Варит свидомый суп.

Там научились нежить,
В люльках качать детей,
Зная, что вырастет нежить –
Смерть для других людей.

Впору справлять поминки,
Древко бросать в овраг.
Ведь после Нижней Крынки

Это – фашистский флаг…
Вот потому отныне
Спросят: ну как дела?
Как там на Украине?
Тихо скажи: умерла…


ЛЮДМИЛА ШАРГА, 
Украина, г. Одесса

***
Памяти погибших 2 мая 2014 года в Одессе

Был майский день ни короток – ни долог.
Летели сарафанные подолы –
их ветер надувал как паруса, –
и детские летели голоса…

Был майский день прозрачен и беспечен,
безудержно цвели каштанов свечи,
и монотонный плеск морской воды
укачивал предчувствие беды.

Плыл майский день ни весело – ни скушно,
на ниточке дрожа, как змей воздушный,
и вечер быть приятным обещал…
Но Времени гигантская праща

уже дошла до точки невозврата,
и вечер, обещавший быть приятным,
вдруг чёрной пеленой заволокло.
Кричали люди.
Лопалось стекло…

И подымались по небесным сходням
из пламени – из самой преисподней –
испуганные души в небеса
под хриплые от крови голоса…

И остывала плоть – души оковы –
на жертвеннике Поля Куликова.
И был удушлив сладковатый чад…
И багровела Каина печать.


ИРИНА КОВАЛЁВА,
г. Москва

ПАМЯТИ МУЧЕНИКОВ ОДЕССЫ

Проклиная всех мыслящих ино-,
Затыкая им пулями рот,
Бес железным прутом, Украина,
Гонит в пекло твой бедный народ.

Хочет им, как фигурками нэцке,
В адский ящик сыграть на «ура».
В Краматорске, Луганске, Донецке
Кто-то не доживёт до утра.

Чтоб тебя с рушником на тарелке,
Ту, чей образ с радушием слит,
Запугать, на одесской горелке
Сотню душ, как в Дахау, спалит.

Беспредел мирового приматства
Утверждая от дома вдали,
Чтоб, забыв про славянское братство,
Все кричали: «Хохлы!» – «Москали!»

Кто не скачет – тем двигают козни:
Смерть смешать им, в бутылки разлить!
Бесы братоубийственной розни
Спят и видят, как нас разделить.

Но пойдут они полем и лесом
Дров, наломанных ими и пней.
Ведь вражда, возбуждённая бесом,
Богом данной любви не сильней!


ЛЮБОВЬ ГАЛИЦКАЯ, 
г. Темрюк Краснодарского края

* * *
Нет Украины. Дотла сожжена. 
Чёрною выдалась эта весна. 
На пепелище несчастный народ. 
Кто и куда за собой поведёт? 

Нет Украины и нет уже слёз. 
Все причитания ветер унёс. 
Молча. Сжав губы. Но кажется, миг – 
И разрывающий вырвется крик. 
Дикий. Гортанный. Так в родах кричат. 
Где же ты, Боже? Спаси своих чад! 

Нет Украины. Сгорела в аду. 
В мае. В Одессе. В кровавом году.


Подборку стихотворений подготовили: 
Игорь Витюк, Ольга Моторина, Татьяна Селезнева 
и Оксана Москаленко

4 комментария к «Пепел Одессы – навеки в наших сердцах»

  1. ***

    Мой герой вкруг солнца обращается,
    А не наоборот,
    Чем и отличается
    От героев прошлого, ну вооот…
    Инопланетянин тут явился,
    Думая меня с собой забрать,
    Как явился — так и испарился,
    Правда, я успел его послать.
    Ну не верю я в инопланетный разум
    И в земной не верил никогда,
    Навсегда послал его и сразу,
    Что со мной бывает иногда.
    Больше не являлся гуманоид,
    Я жалею, что его послал…
    Чувствую, меня теперь он троллит,
    Если честно, он меня достал.

  2. Фантасмагория
    Николай Сербовеликов
    Непреодолимое желание
    Морды бить сопутствует всегда,
    Дай любому встречному в хлебальник —
    И не ошибёшься никогда.
    Кулаки прям чешутся от зуда..,
    Стоит появиться в ЦДЛ,
    Где полно народу ниоткуда,
    Что толчётся вечно не у дел.
    В предвкушении в буфет спускаюсь —
    Сразу же навстречу графоман,
    Справа в челюсть от души въезжаю…
    Я люблю гудящий их шалман.
    На другого через шаг наткнулся…
    Где б ещё я так же приторчал?..
    Где б ещё я больше оттянулся?
    Лучше места в мире не видал.
    В морду получить тут не обидно,
    Настроенье — как в ботинке гвоздь.
    Мне во все концы отсюда видно,
    Я отсюда вижу мир насквозь.
    Справа вырубаю, слева вырубаю,
    Прямо бью отчаянно в торец…
    Лучше места в мире я не знаю,
    Здесь — всему начало и конец.
    …Ухожу вполне собой доволен,
    За моей спиною груда тел..,
    Как на Куликовом поле
    Или Бородинском поле,
    В клубе под названьем — ЦДЛ.

  3. ФАНТАСМАГОРИЯ

    Непреодолимое желание
    Морды бить сопутствует всегда,
    Дай любому встречному в хлебальник —
    И не ошибёшься никогда.
    Кулаки прям чешутся от зуда..,
    Стоит появиться в ЦДЛ,
    Где полно народу ниоткуда,
    Что толчётся вечно не у дел.
    В предвкушении в буфет спускаюсь —
    Сразу же навстречу графоман,
    Справа в челюсть от души въезжаю…
    Я люблю гудящий их шалман.
    На другого через шаг наткнулся…
    Где б ещё я так же приторчал?..
    Где б ещё я больше оттянулся?
    Лучше места в мире не видал.
    В морду получить тут не обидно,
    Настроенье — как в ботинке гвоздь.
    Мне во все концы отсюда видно,
    Я отсюда вижу мир насквозь.
    Справа вырубаю, слева вырубаю,
    Прямо бью отчаянно в торец…
    Лучше места в мире я не знаю,
    Здесь — всему начало и конец.
    …Ухожу вполне собой доволен,
    За моей спиною груда тел..,
    Как на Куликовом поле
    Или Бородинском поле,
    В клубе под названьем — ЦДЛ.

  4. ***

    Как известно, всё проходит,
    Миру ничего не светит,
    От того, что происходит,
    Незаметно крыша едет…
    Мир на месте не стоит,
    Кто-то же за всем стоит,
    Сумасшедший явно,
    Вот что, блин, забавно.
    И за ним есть кто-то,
    И за этим кто-то есть,
    В бездне их до чёрта,
    В бездне их, как звёзд, не счесть,
    Просто нету счёта.
    Сколько это будет длиться,
    Даже не примстится
    И во сне бредовом,
    Не то слово.
    В будущем, как и в былом,
    Всё проходит, всё путём.
    А когда наш мир пройдёт,
    В небе полоумном
    Солнце дикое взойдёт
    И зайдёт безумно.

    ***

    Земля во мгле,
    Мне, если честно,
    Всё, что творится на земле,
    Давно уже неинтересно.
    Что на земле ни происходит
    Пред бездной мироздания,
    Всегда на мысль одну наводит
    О бесконечных расстояниях,
    Которых не преодолеть…
    Тут можно поглупеть.

    Только подумаешь об этом —
    Тупеешь на ходу,
    Как перед концом света,
    Точнее, как в бреду.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...