23.04.2024

Отплытие. Рубцов

В стихотворении Николая Рубцова «Отплытие» всё очень тонко. Оно о возрастном переломе, о том, что никуда не уйти из юности. Это чувственное воспоминание, сожаление. Телеграфный стиль простых назывных предложений, именительный падеж коротких фраз – все это – слабая пунктирная линия памяти, всматривание в дни юности. Как сон.

Размытый путь. 
Кривые тополя.
Я слушал шум
– была пора отлёта.
И вот я встал 
и вышел за ворота,
Где простирались
жёлтые поля.

Каждый стих у Рубцова делится несистемной паузой, цезурой (я сделала сноски для наглядности), сокращающей строки с шестистопного до пятистопного ямба. А из-за самодеятельности Александра Дулова1 исчезло дыхание этих пауз, авторская ритмика нарушилась, исчезла горестная, перехватывающая дыхание задумчивость и появилась излишняя суетливость, приблатнёность, похожая по интонации на песню «Ванинский порт». Но это ещё не всё. Дулов в продуманные Рубцовым умные и точные паузы понавтыкал свои словечки, исказив авторский замысел. Я выделила дуловские вставки, а удалённые оригинальные слова Рубцова подчеркнула.

Размытый путь. /И вдоль/ Кривые тополя.

Я слушал /неба звук/ шум – была пора отлёта.

И вот я встал и /тихо/ вышел за ворота, / туда/

Где простирались жёлтые поля…

Поэт говорит об осени, времени отлёта птиц. К чему эти «и вдоль»? Тополя вдоль пути? Размытого? Это трасса? Это «вдоль» мешает словам во второй строфе, начинающейся с «И вдаль пошёл».

Что за нелепый «неба звук»? Сказано ясно, «шум»! Это тот шум крыльев, крики птиц, шум мира наконец, о котором писал в дневниках Александр Блок, он говорил в 1917 году, что слышит шум революционного волнения, музыку мира. (У Жданова: «А я уже не слышу мира, //Огромной музыки его»). Здесь у Рубцова – это тоска по неизведанному, его что-то манит, зовёт за горизонт. И он встал и вышел за ворота. Встал и вышел – просто! В этом воля, маниакальность, а Дулов употребляет эпитет «тихо», как будто поэт боится разбудить кого-то (мамочку, жену, детей?) и сбегает.

И вдаль пошёл…/А из дали/ вдали тоскливо пел

Гудок /совсем/ чужой земли, гудок разлуки!

Но, глядя вдаль /и в эти/ и вслушиваясь в звуки,

Я ни о чём /ещё / тогда не сожалел…

Согласитесь, пение издали не одно и то же, что пение вдали. В первом случае голос чужой земли пароходным гудком зовёт поэта, а во втором – он движется просто на самодовлеющий отвлечённый звук. Нелепо употребление бардом слова «совсем», совсем чужая земля?.. Это что такое? Австралия? Марс? Это – как «слегка беременна». Нонсенс.

Была суровой пристань /в этот / в поздний час.

/В промозглой мгле /Искрясь, во тьме / горели папиросы…

Дулов убил красоту ночи, оранжево-красные огоньки, искры папирос. Добавил сырости, нагнал тумана-мглы. Заставил трястись от холода и стучать зубами бедного лирического героя.

И /тяжко / трап стонал, и хмурые матросы

Бедный трап! Они что, слонов на баржу грузили, что трап не выдерживал и тяжко застонал?

/Из тьмы/ Устало поторапливали нас.

В этой строке добавленными «из тьмы» Дулов устранил паузу в слове по…торапливали нас, не дав поэту в последний раз оглянуться. Загнал бедных матросов во тьму… Или наоборот, поторапливали пассажиров из тьмы в светлые каюты? Путаница.

И вдруг /такой/ тоской повеяло с полей…

Какой такой-то, «такой»?

Тоской любви, тоской /былых/ свиданий кратких!

«Былых» – слово устаревшее, не рубцовское, это XIX век.

Я уплывал… всё дальше /дальше/ без оглядки

На мглистый берег /глупой/ юности своей.

Получается, что поэт уплывает из мглистого детства (помните, Дулов уже подпустил мглы в третью строфу, где родная пристань поэта) в глупую, мглистую же, юность. С чего бы она глупой стала? Это Дулов так решил? Похоже, что Дулов был движим какой-то своей идеей… А Рубцов, если был бы жив, не позволил бы так издеваться над своими стихами.

Между прочим, Рубцов благополучно отслужил во флоте и поступил в Литературный институт. То есть о глупости или легкомысленности поэта говорить смешно. Дулов добавил такие эпитеты (в промозглой мгле… из тьмы… тяжко…), что создаётся впечатление, что бывший школьник едет не в культурную столицу России – Ленинград, а в ГУЛАГ как минимум.

Напевны и насыщены повторами стихи Рубцова. Это уже готовые песни. И на мелодию Александра Дулова – стихи ложатся и без вставок, просто нужно держать паузы там, где они расставлены автором текста.

Во многих стихотворениях Николая Рубцова можно найти рефрены, композиционные закольцовки. И звукопись у Рубцова хороша, поэтому его стихи поют многие барды.

Но Барыкин, Никитин – они не позволяли себе подступиться с редакторским карандашом к шедеврам признанных поэтов, классиков русской поэзии. Увы! Такие самонадеянные исполнители, как Дулов – слышат исключительно себя.

Екатерина ЖДАНОВА


1 Александр Дулов – бард, автор музыки и исполнитель песни «Отплытие» на стихи Н. Рубцова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...