01.10.2022

НЕ ВАЛЯЙ ДУРАКА…

В наступающем году исполняется 155 лет договору, по которому Россия передала США права на Русскую Америку. Её история полна героизма, трагедий и предательства.

В истории всегда остается много тёмных пятен. Прежде всего они возникают по указаниям власть придержащих, желающих выглядеть в глазах современников и потомков белыми и пушистыми. Таким большим пятном стала и запутанная история с потерей Россией Русской Америки. По сей день остаётся много вопросов правового характера — о чистоте и законности сделок по продаже русских земель в Америке, а также кто и что за этим стояло.

Мне повезло. В разные годы я побывал практически во всех местах, где некогда были эти самые российские земли и поселения — как на Аляске, так и в Калифорнии.

И там, и там я встречался с коренными американцами, которые свято хранят память о том, что их предки были поддаными Российской империи, и гордятся этим. Более того, в разговорах со мной многие подчеркивали, что их род идет от того или иного русского поселенца. Сегодня на Аляске проживает более десяти тысяч русскоговорящих. И все они православные. В школах преподают русский язык. В семьях поддерживается русский уклад.

Более того, среди коренных жителей Аляски много лет назад родилось движение за воссоединение этого самого большого штата США с Россией. Это движение, то затихает, то начинает активизироваться, да так, что угрожает самому госудаственному устройству.

По всей Русской Америке по сей день сохранились свидетельства пребывания там россиян. Русского на Аляске и сейчас больше, чем американского. Русские названия городов, островов, рек и прочих топонимов — их почти полторы сотни — не перестают удивлять.

Отношения российских поселенцев и некоторых коренных жителей сложились далеко небезоблачные. Не сразу, но постепенно развернулась жестокая конкуренция за морской промысел. Основой доход российским колонистам приносила охота на каланов, их ещё называют морскими выдрами или морскими бобрами. Их мягкий пушистый мех всегда высоко ценился. Особенно в Китае. Для коренных индейцев тлинкитов мех каланов также был основным товаром, который они продавали англо-американским торговцам. Русские называли их «бостонцами». Те предлагали за меха огнестрельное оружие, порох, железные изделия, другие товары.

Масла в едва тлевший огонь недовольства тлинкитов подливали «бостонцы». Так, капитан американского судна «Глоуб» Уильям Каннингем открыто пригрозил индейцам полным прекращением с ними всяческой торговли, если они не избавятся от русских.

В июне 1802 года полторы тысячи тлинкитов неожиданно напали на крепость Михаила Архангела на острове Ситка. Поселение было сожжено, а немногочисленный гарнизон уничтожен. Так начались военные действия, которые продолжались вплоть до того, как в 1805 году было заключено перемирие. Но не все тлинкиты признавали его, поскольку оно было заключено без соблюдения соответствующих индейских обрядов. Кровопролитные стычки прекратились лишь после того, как Росийская Американская компания не покинула Русскую Америку.

Александр Баранов

И только в 2004 году на священной поляне тлинкитов состоялась символическая церемония примирения России с индейцами. Россию в ней представляла Ирина Афросина — прапраправнучка первого Главного Правителя русских колоний в Северной Америке Александра Баранова.

Но это официальное примирение не стало препятствием для городского Совета Ситки, исторической столицы Аляски, который в 2020 году решил убрать из центра города памятник Баранову и перенести его в музей. Это возмутило часть жителей Аляски, в первую очередь русскоязычную общину штата. Отцы же города в своём официальном заявлении настаивали, что «Насилие, которое он совершал, стало исторической травмой коренного населения и до сих пор причиняет боль его представителям». Это было на волне протестного движения Black Lives Matter.

На нынешней карте Аляски «прописались» не только все четырнадцать правителей Русской Америки, но и множество моряков, исследователей, первопроходцев и священников… И бывая там, а за тем вспоминая увиденное, испытываю смешанные чувства — гордость за тех, кто открывал, осваивал, строил и… стыд за тех, кто присваивал, жульничал, предавал.

РОССИЙСКАЯ АМЕРИКАНСКАЯ КОМПАНИЯ

Освоение Русской Америки началось в 1784 году. Тогда на Алеутские острова высадилась экспедиция мореплавателя и промышленника Григория Шелехова, который в том же году основал первое русское поселение в Америке на острове Кадьяк. А в первой половине XIX века соратник Шелихова купец Александр Баранов основал на острове Ситка Ново-Архангельск, ставший столицей Русской Америки, и еще более двадцати русских поселений, предназначенных для промысловой и торговой деятельности.

Аляской владело сугубо частное предприятие, как теперь говорят, с госучастием. Оно получило название Российско-Американская компания. Она была полностью российской и американского или какого другого иностранного капитала в ней никогда не было, а её цели и задачи отвечали исключительно российским интересам. Тогда это была одна из крупнейших мировых компаний, которая успешно конкурировала даже с британской Ост-Индской компанией.

Важно отметить, что юридически Россия никогда не владела Аляской, она находилась в собственности именно Российской Американской компании.

Именно она финансировала из своих средств управление заокеанскими территориями, научные изыскания, содержание православной миссии, строительство храмов. Развитие Дальнего Востока и Приамурья также происходило в значительной мере благодаря финансированию этой компанией. Кроме того, от нее в казну Российской Империи поступали баснословные пошлины и налоги.

Первым Главным правителем Русской Америки стал Александр Андреевич Баранов, который пробыл на этом посту 28 лет. После его ухода власть перешла от купцов к чиновникам в офицерских чинах — в Петербурге вспомнили о своей доли в успешной компании и захотели полного конроля над Русской Америкой. Но в отличии от Баранова и его единомышленников, которые чётко контролировали ситуацию, бюрократы-чиновники пустили всё на самотёк. Да и особым бескорыстием они не отличались. И как результат, колония перестала развиваться и стремительно беднела, не принося доходов.

В 1854 году Российская Американская компания, по официальной версии, из-за угрозы нападения англо-французского флота на Ново-Архангельск (теперь город Ситка), заключила с Американо-русской торговой компанией в Сан-Франциско соглашение о продаже за 7 миллионов 600 тысяч долларов на три года всего своего имущества, включая и земельные владения в Северной Америке. А спустя 12 лет 18(30) марта 1867 года был заключен договор между США и Россией. Руководство компании даже не было поставлено об этом в известность. Цель договора заключалась в том, чтобы уступить Соединенным Штатам российские колонии, находящиеся в Северной Америке. Эти колонии носили название Русской Америки и включали в себя, на момент заключения договора, большую часть полуострова Аляски и Алеутские острова. Кстати, ключевое слово «уступить». В тексте документа о передаче Аляски США нет слова sell — продавать. В то же время в английском есть глагол to sed, который переводится как «уступить», то есть российский император передавал США права физического пользования обговоренными территориями. А срок, на который территории передаются, в договоре не оговаривается.

РОМАНОВЫ — ХОЗЯЕВА ИЛИ ТОРГОВЦЫ ЗЕМЛЁЙ РУССКОЙ?

Князь Константин

Главным лоббистом и проповедником идеи продажи Русской Америки Североамериканским Штатам Америки, как тогда называлались США, был генерал-адмирал великий князь Константин (младший брат Александра II). Либеральному князю нравились Соединённые Штаты своей демократичностью и он хотел сближения с ними. Кроме того генерал-адмирал, отвечавший за весь флот России, утверждал, что хотел бы закупить в США современную по тем временам военную технику — для флота артиллерийские орудия, винтовые пароходы, а также провиант для снабжения Камчатки. Надо отметить, что Америка была одной из немногих промышленно развитых и вполне дружественных стран, где Россия могла это сделать.

Но за этими словами скрывалось нечто большее. По свидетельствам современников Константин Николаевич был болезненно самолюбив. А в случае войны с Великобританией, Францией или США защитить Русскую Америку росийский военный флот был не в состоянии. На Тихом океане он был слишком слаб и не имел баз снабжения.Отвественность, читай вину, за силовое отторжение колонии пала бы на главу моркого ведомства, которое возглавлял великий князь. Выход предлагался один — передать заморские российские территории потенциальному союзнику Североамериканским Штатам. Их в Петербурге тогда рассматривали как противников Великобритании и Франции. Не надо забывать, что их воспринимали в России после Крымской войны, как главных соперников на международной арене.

А идею продажи ему подал граф Николаай Николаевич Муравьёв-Амурский — генерал-губернатор Восточной Сибири, генерал от инфантерии, генерал-адъютант. Тот самый, чей памятник в Хабаровске изображён на пятитысячном билете Банка России. Сделавший очень много для развития Восточной Сибири, Муравьёв-Амурский считал, что Русская Америка отнимает слишком много сил и средств. Боле того, по его мнению Россия обязательно потеряет свои земли в Америке.

В ТАЙНЕ ОТ «ЧЕРНИ»

Сделка готовилась в строжайшей тайне. В 1857 г. появился официальный секретный план продажи русских земель — «Записка об уступке Соединенным Штатам наших владений в Северной Америке». В нем пошаговый план продажи русских колоний:

1) уступка должна быть осуществлена в 1862 г.;

2) вместе с Аляской следует отказаться от Алеутских и Курильских островов;

3) затребовать за Колонии 7.442.800 рублей;

4) «…все дело, для сохранения возможной тайны, должно обсуждаться тремя или четырьмя лицами».

Александр Второй

Отклонением от плана стало то, что о нём знали шесть человек: император Александр II, его младший брат великий князь Константин, Александр Горчаков (министр иностранных дел), Михаил Рейтерн (министр финансов), Николай Краббе (морской министр) и Эдаурд Стёкль (посланник России в США). Решение было принято на «тайной обедне» у императора в узком кругу. А о том, что Аляска продана Америке стало известно только спустя два месяца после совершения сделки. О том, что дело было нечистым говорит и то, что не сохранилось практически никаких документов, даже личной переписки, предшествавших сделке.

Договор был крайне невыгоден России. Так ещё в 1867 г. Председатель комитета министров князь Павел Гагарин прямо указывал на незаконность этой сделки: «Продажа колоний и без того совершилась на условиях, осуществление которых прямо нарушает коренные законы об имущественных правах русских подданных».

Так что есть много оснований считать этот договор, говоря языком юристов, ничтожным. Покрыта тайной и история с деньгами за Аляску и Алеутские острова. Территория площадью 1 миллион 519 тысяч кв. км была продана за 7,2 миллиона долларов золотом, то есть, 0,0474 доллара за гектар. Сумма, даже по тем временам, смехотворная. В переводе на современные деньги, цена была около двух с половиной нынешних долларов за гектар. Кстати, эту сумму США должны были выплатить России именно золотом всего за 9 месяцев.

Интересная деталь. По некоторым данным 7 млн. долларов (остальные деньги ушли на взятки и подарки американским чиновникам) было переведено банковскими переводами в Лондон, а оттуда в Петербург на барке «Оркни» морским путем повезли купленные на эту сумму золотые слитки. По одной из версий 16 июля 1868 года золото, якобы, ушло на дно вместе с затонувшим при подходе к Петербургу судном. А вот было ли само золото на судне неизвестно. Велись поисковые работы, но золота так и не обнаружили. По одной из версий, взрыв на борту «Оркни» устроил некий американец, отставной капитан Вильям Томсон. По его признанию,  как-то в Лондоне он был арестован за пьяную драку. В камеру к нему подсадили человека, который пообещал тысячу фунтов за выполнение одного деликатного поручения. Когда же задание было выполнено, Томсон получил от этого же человека тысячу фунтов стерлингов и предписание немедленно покинуть Англию, подписанное самим премьер-министром Бенджамином Дизраэли.

А вот, по сведениям справочников Ллойда, судно под названием «Оркни» благополучно плавало еще в 1870–1871 годах, Но в 1975 году совместная финско-советская экспедиция нашла в Балтийском море остатки барка. Поднятые обломки подтвердили, что на судне был взрыв и пожар. А вот никакого золота обнаружено не было…

Вместе с тем в Государственном историческом архиве России хранится интереснейший документ. Он написан неизвестным служащим Министерства финансов во второй половине 1868 года. В нём написано, что «За уступленные Северо-Американским Штатам Российские владения в Северной Америке поступило от означенных Штатов 11 362 481 р. 94 коп.. Из числа 11 362 481 руб. 94 коп. израсходовано за границею на покупку принадлежностей для железных дорог: Курско-Киевской, Рязанско-Козловской, Московско-Рязанской и др. 10 972 238 руб. 4 коп. Остальные же 390 243 руб. 90 коп. поступили наличными деньгами». Казалось бы, что в этом случае аляскинские деньги пошли на пользу Отечеству. Но интересен тот факт, что заказы на «принадлежности для железных дорог» получили британские компании так или иначе связанные с окружением великого князя Константина Владимировича. Того самого, с чьей подачи готовились ни на чём не основанные отчёты, из которых следовало, что Русская Америка якобы слишком убыточна для казны и от неё следует избавиться.

Среди тех, кто готовил такой, с позволения сказать, документ быд некий Эдуард Андреевич Стёкль. Личность с весьма примечательной биографией. Он родился в семье австрийского посланника в Стамбуле Андреса фон Штёкла и русской переводчицы. В 1854 году Стёкль занял должность посланника Российской империи в Соединённых Штатах и только тогда перешёл в российское подданство. До этого он служил поверенным в делах российского посольства в Вашингтоне. Был женат на американке.

У него установились близкие дружеские связи со многими американскими государственными и политическими деятелями, включая сенатора и будущего государственного секретаря Уильяма Сьюарда. С ним у Стёкля были особо доверительные отношения. Их объединяли общие интересы и готовность содействовать друг другу в реализации личных политических и иных целей.

Один из наиболее активных сторонников продажи Аляски Соединенным Штатам Стёкль утверждал, что уступка Русской Америки предоставит реальную возможность российскому правительству сосредоточить в Восточной Сибири, и в частности на Амуре, все свои средства, которые в течение многих лет затрачивались на колонии в Северной Америке. Настаивал на том, что этим шагом Россия исключит в будущем какую-либо возможность столкновений между США и Россией, поскольку дальнейшая экспансия США в Северной Америке неизбежна и ничто ее не сможет остановить.

В марте 1867 года именно Стёкль подписал согласно данным ему Александром II полномочиям договор о передаче Соединенным Штатам Русской Аляски. За что получил от царя вознаграждение в размере 25 тысяч долларов (чем остался очень недоволен, посчитав сумму слишком незначительной и не достойной) и ежегодную пенсию в 6 тысяч долларов.

После этого Стёкль стал жаловаться на ухудшающееся состояние здоровья и подал прошение об отставке. Но приехав в Санкт-Петербург, он там не задержался и отбыл в Париж — в высшем русском свете его, мягко говоря, недолюбливали.

Ранее вместе с великим князем Константином Стёкль приложил руку к продаже русских земель и поселений в Калифорнии, в том числе и Форта Росс. Именно эта калифорнийская крепость стала самой южной точкой на территории Америки, где обосновались русские колонисты, и была собственностью всё той же частной «Российско-американской компании».

Первое русское поселение, получившее в последствии название Форт-Росс, было заложено в 1812 году в 80 километрах к северу от Сан-Франциско. Формально этот район тогда принадлежал испанцам, но настоящими хозяевами там были индейские племена, у которых и была выкуплена земля.

Но этим взаимоотношения с индейцами не ограничивались: позднее русские переселенцы стали их активно привлекать к хозяйственным работам в колонии. Важно отметить, что насильно никто никого не заставлял. Русские платили за труд. Кстати, для этого были выпущены и специальные деньги, имевшие хождение только на территориях, отошедших колонистам. Особо отличившихся награждали медалью «Союзные России».

Для столь диких мест поселение оказалось невиданным очагом культуры и цивилизации. Именно здесь на этой земле начали возделывать пшеницу и рожь, поставили ветряные мельницы, разбили фруктовые сады и виноградники. С них и началось калифорнийское виноградарство, которым теперь так гордится этот самый густонаселенный штат США.

А едва ли не самым удивительным сооружением колонии стали первые в Калифорнии верфь, шлюпочная мастерская и шлюпочный сарай. Русские корабелы поначалу строили там лишь небольшие лодки-кочи для прибрежного плавания и добычи каланов, но со временем у них дошли руки и до более крупных парусных судов типа бригов, которые использовались для доставки калифорнийской продукции на Аляску. Что примечательно, практически все металлические детали для оснастки кораблей были изготовлены там же, в крепости Росс.

СОНЛИВОСТЬ ПИТЕРСКИХ ДИРЕКТОРОВ

Земли и поселения в Калифорнии предназначались для выращивания сельскохозяйственных продуктов, которые отправлялись на Аляску. Поставки росли из года в год. Расширялись и владения русских переселенцев, которые стали доходить вплоть до границ современной Мексики.

Только до Санкт-Петербурга доходили совсем другие данные — русское поселение в Калифорнии убыточно, слишком дорого обходится, не оправдывает надежд на снабжение продовольствием российских поселенцев на Аляске и т.д. Тогда, как из бухгалтерских книг следует, колония, если не окупала себя, то была близка к этому.

Так согласно донесению Главного правителя колоний И. А. Купреянова от 29 апреля 1839 года вывоз зерна в 1838 году достиг рекордной цифры в 9,5 тыс. пудов. Тогда как ежегодная потребность русских колоний на Аляске составляла около 15 тыс. пудов хлеба. То есть Росс покрывал две трети необходимого. По самым скромным оценкам его стоимость была около 18 тысяч рублей. Однако в официальных бумагах указывались куда меньшие суммы дохода — 3 тыс. рублей, тогда как расходы наоборот, указывались очень большими.

В том же1839 году Росс посетил французский мореплаватель Кирил-Пьер-Теодор Лаплас. В своих записках он очень тепло отзывался о правителе колонии Ротчеве и тех богатствах, которые ему довелось увидеть в Россе. По мнению Лапласа, русская колония в Калифорнии была «основана в 1812 году с единственной целью — снабжать северо-западные владения хлебом, огородными растениями, всеми возможными припасами для стола, наконец, солониною». Увидев «множество бочонков с солониной…, коровьим маслом, яйцами, сырами или капустою, морковью, репою, дынями, тщательно укупоренные и приготовленные к перевозке на место назначения», мореплаватель убедился в том, что Росс вполне справляется с той целью, для которой его основали.

Посетив одно из сельскохозяйственных ранчо, Лаплас с восхищением писал

Я видел пространный хлев, наполненный превосходными коровами, молоко которых превращалось в особенном помещении, защищенном от жгучих ветров, в масло и сыр для стола высших властей в Ново-Архангельске. Я находился в совершенно европейской ферме: я видел риги, наполненные зерном и картофелем; дворы с множеством откормленных свиней; овчарни с овцами, от шерсти которых г. Ротчев вскоре ожидал новой отрасли промышленности; кур и несколько далее плескавшихся в луже гусей и уток.

Вполне резонно предположить, что не вся эта продукция попадала на Аляску. Часть же уходила «на сторону». Об этом свидетельствовал и Василий Степанович Завойко, начальник в 1839 году Охотской фактории Российско-американской компании. Так в 1849 году у него состоялся разговор с чиновником особых поручений при генерал-губернаторе Восточной Сибири Михаиле Семёновиче Корсакове. Завойко сказал, что сначала хлеб в Россе «родился с успехом», но потом вдруг колония стала приносить убытки. Оказалось, что «начальники крепости Росс, посылаемые туда от компании, объявляя компании, что у них нет хлеба, продавали много хлеба на сторону и обогащались».

Когда, через несколько лет, Лаплас узнал об упразднении Росс, он не мог в это поверить. Разумеется, мореплаватель стал докапываться до истинных причин продажи колонии. В своих записках он сделал вполне разумный вывод: «По истине происшествия обнаружили в действиях компании и близорукость в отношении интересов как России, так и ее собственных, и отсутствие деятельности в ее предприятиях». Далее он высказал еще одну любопытную мысль, касающуюся причин ликвидации Росс.

Анализируя обстоятельства заключения договора между РАК и КГЗ в 1839 году он написал: «Наконец и самый залив Бодего был принесен в жертву требованиям Гудзонбейской компании, недовольной благосостоянием Росса и развитием русско-калифорнийской торговли в ущерб английских купцов. Укрепления, фермы, магазины, дома, обрабатываемые поля, многочисленные стада рогатого скота и табуны лошадей, все, на что я незадолго пред тем указывал как на источник богатств, все это было продано за ничтожную сумму». Лаплас открыто говорит, что английская Компания Гудзонова залива была заинтересована в упразднении крепости Росс, ради этого обещая снабжать русские колонии на Аляске продовольствием. С одной стороны компания получала надёжный постоянный рынок сбыта, а с другой — ставила российских колонистов в зависимость от своих поставок продовольствия.

Рассуждая далее о Россе и Российско-американской компании, Лаплас задался вполне резонным вопросом: «как согласовать отзывы г. Ротчева о мудрости и способности его начальников» с их реальными поступками, ставившими компанию в зависимость от ее же конкурентов (КГЗ), которые должны снабжать колонии продовольствием? Ничего другого найти в оправдание он не мог, как обвинить директоров РАК. Лаплас писал: «Поэтому должно непременно искать причину всего мною сказанного единственно в сонливости директоров в Санкт-Петербурге. Это обыкновенное последствие больших барышей, получаемых без труда и риска посредством монополии и под защитою власти».

Американский адмирал Ван Дерс позднее не без оснований утверждал: «Проживи Резанов* на десять лет дольше, и то, что мы называем Калифорнией и Американской Британской Колумбией, было бы русской территорией».

Но и там, как и на Аляске по сей день сохраняется если не русский дух, то русской наследие — названия селений, рек, гор…

Вопрос об оплате за росийские земли в Калифорнии более или менее ясен. После долгих проволочек Стёкль расплатился с долгами перед Россией и выплатил 30 тысяч пиастров (42 857 руб.) И права собственности на земли российских поселенцев не вызывают особых вопросов.

А вот с Аляской значительно сложнее. Как уже говорилось, Аляска не была продана, а передана как-бы в аренду. В 1957 истекали её сроки. В Штатах готовились либо отдавать землю, либо попытаться договориться о продлении действия Договора. Но Никита Хрущёв широким жестом фактически отказался от претензий на Аляску и подарил её Соединённым Штатам. Характерно, что только после этого, в 1959 году, Аляска стала 49-м штатом США.

Правда, есть мнение специалистов в области права, что в связи с тем, что договор о передаче Аляски в собственность Соединённым Штатам не был подписан ни Советским Союзом, ни Российской Империей и, тем более ни Российской Федерацией вопрос о её принадлежности ещё не закрыт.

Андрей СТУРУА


  • Граф Резанов, исторический прототип главного героя поэмы «Юнона и Авось» Андрея Вознесенского

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...