24.04.2024

Новый учебный год и «бумажное» полугодье «ЛР»

Итак, мы вошли в сентябрь, получив нищенскую субсидию от Минцифры (миллион с копейками). Мы даже выпустили 25-й номер, чтоб Всероссийская писательская конференция в ЦДЛ 5-го сентября получила свежую прессу в руки. Но если чинуши Минцифры (профильного ведомства, в которое государство свалило «недобитков», бумажную прессу — в «цифровое развитие» не вписывающуюся), ещё летом желавшие нам нежным голосом госпожи Дзюбинской то ли спокойной смерти, то ли тихого дальнейшего полуголодного прозябания — считают, что мы успокоились, и так должно быть, то таки нет!

Мы не будем ни молчать, ни терпеть такого скотского буржуйского отношения к себе министров-капиталистов — а именно в наших руках по нашему же упрямству-окаянству оказалась старейшая советская газета, рождённая нашим социалистическим отечеством. Штат, выпускавший полтора года бумажную версию и ведший этот сайт — при предельно низком, позорном финансировании со стороны Минцифры (в прошлом году 2 миллиона субсидии, в этом — один с копейками), — был минимальным, 6 человек. Для всероссийской газеты — неплохо так? Меньше не бывает! Оптимизация человеческого капитала — просто образцовая (может, и нас уже «отцифровали» таким образом?). Но теперь и этот минимальный штат разбегается — а вы не пробовали поработать полгода без зарплаты, дорогие читатели и неуважаемые господа?! Отчего-то мне сдаётся, что в Минцифре с такими цифрами, приходящими на зарплатные карточки — всё и у всех в порядке.

Результат минцифровской финансовой «опеки», молитвами господина Григорьева, так сказать: Ольга Моргачёва, оставшаяся с нашей новой-старой командой, то есть имевшая все «пароли-явки» в плане сети распространения, подождав полгода зарплату и получив вместо всей (400-тысячной) задолженности один, месячный оклад (без нолика), уволилась. Что это означает для всей газеты и сети её распространения — сейчас попробую объяснить.

Это десятки контактных организаций и лиц, которые распространяют газеты на местах — по всей России (со списком можете ознакомиться). Ольга держала связь с ними всеми. Даже в отсутствие специальных финансовых вливаний! Что это, как не советский, коммунистический по сути энтузиазм? Энтузиазм надеющихся на то, что государство российское — оно не только яхтсменов-миллиардеров, оно ещё и немножко их, местных трудяжек-дворняжек…

Однако когда стало ясно, что наши шарамыжнические потуги по линии грантов (системные либералы в ПФКИ, спокойно финансирующие мягко говоря право-ангажированных, ксенофобствующих господ из «Завтра», умудряющихся на рукотворной постсоветской трагедии народов делать себе «имя», — нас продолжают не замечать, — сами как-то поползаем…) не дадут ничего кроме разочарования, Ольга решила далее не жать чудес. Теперь газета не распространяется даже по тем немногим точкам, что оставались. Теперь я своими худыми, но напечатавшими три увесистые книги прозы («Поэма столицы» в 2008 в лонглисте Нацбеста побывала, «Верность и ревность» выдвигалась ОГИ на «Большую книгу», 2012), руками забираю тираж в «Красной звезде». Попробуйте сказать после этого, что я не пролетарий!

Знаете, мне эти полтора года нашей фанатичной работы не благодаря, а вопреки — напоминают чем-то Брестскую крепость. Засели — и не выбить нас ничем, на свои (главного редактора), на случайные пожертвования — а периодичности «выстрелов» газеты не сбиваем. Календарь прямо своеобразный, человечески наполняемый! Но господа реформаторы (да-да, это они самые — не надо обманывать себя и читателя, что тут откуда-то взялись другие кадры, что «государство вернулось», как выразился недомерок-Айфончик) смотрели на этот героизм не изнутри крепости (меж тем, как обороняли-то своим бескорыстным трудом альтруисты ничто иное, как родное, хоть и мутировавшее отечество), а снаружи — ожидая, что голод всё же сделает своё дело. Ну и, конечно, вместе с ними, минцифровскими нашими кураторами, то есть с Григорьевым, которого и сам в пух-прах разносил, — ждал нашего издыхания господин Огрызко. Он же ассоциировал «ЛР» только с собственной личностью — без него она выходить не может. Этому посвящены все его персональные филиппики (кого он там только не выварил в желчи: от Юрия Козлова до Юрия Полякова) в «горячей» колонке бывшего официального сайта газеты на домене «.ру».

Но мы упорным и продуктивным трудом доказали за год, что незаменимых нет, а официальный сайт — наш, на домене SU, Soviet Union (что исторически вернее). Конечно, наивные планы запустить на базе газеты ещё и видеоканал, как и мечты о возвращении редакционного помещения — пришлось отбросить первыми. Мы работали на запасах, на заначках, на надеждах — «жила бы страна родная»! Собирали статьи и произведения еженедельно — портфель набрался порядочный. Возникла даже своя корсеть, новые авторы: Артель вольных критиков (филфак МГУ) исправно шлёт нам статьи, то есть газета стабильно читается, выписывается и студентами МГУ, и Литинститута, что нормально, что радует. Этот первичный для них орган публикации станет вовлекающим в литпроцесс и «взрослый», конечно. И о гонорарах никто не заикается…

Это доказывало, что таких, как мы «маньяков», то есть готовых бесплатно писать в газету, в которой бесплатно же работают идейные товарищи — много, мы не в меньшинстве. В меньшинстве — как раз миллиардеры, завладевшие нашей страной, и проводящие руками министров-миллионеров свою политику информационную. Вернее — никакой не проводящие! Ведь им-то точно не нужна такая газета, как «ЛР», всегда славившаяся своим плюрализмом и открытостью трибуны. Здесь надо отдать должное даже поиздержавшемуся умом на профессиональной стезе Огрызко: сам не имея никаких убеждений, кроме слепого верноподданичества, он любил почитать на страницах газеты споры идейных антагонистов, правых, левых, середнячков.

Им, господам, чей месячный доход — побольше нашего годового гранта, — нужна тишина. Им нужно спокойствие низов — а пресса пролетарские низы баламутит самой возможностью высказать своё мнение. Пресса — рудимент советской ещё, то есть пролетарской демократии, — и мы как пролетарии, то есть средств производства не имеющие, прекрасно понимаем классовую враждебность наших «кураторов»… Но голоса своего и убеждений мы не утратили, звучим — тоже не благодаря, а вопреки.

Тут по инициативе одной из оппозиционных партий будет проходить вышеупомянутое литсобрание в ЦДЛ. Что ж, вот наши тезисы к этому собранию. Они касаются только нас — но именно литпресса является по-прежнему, как в СССР, зеркалом литературного процесса. И если это зеркало власть (а вы скажите мне ещё что министр Шадаев и его подопечный Григорьев — не власть!) норовит разбить, то мы этого сделать не дадим, не позволим. Не им, господам Григорьевым и Шадаевым — вверял советский народ основанную в 1958-м году газету, не им и решать судьбу коллектива и газеты.

Мы сами будем решать свою судьбу. Мы — как общество, а не государство, которое упорно убеждает нас в своей отдельности от общества и его реальных, насущных, мирных проблем.

Повторяю, мы сейчас не клянчить собираемся — а требовать. Требовать на правах граждан, на правах пролетариев, чьим трудом создаётся всё в нашей стране, и не только в нашей, а в соседних постсоветских странах, с которыми мы не утратили общего языка (как ни мечтали бы об этом министры-шовинисты), но утратили общую социалистическую собственность (при наличии которой в конституции, подобных проблем не бывало в принципе). Вот что требуется немедленно, а не в далёком будущем:

  1. Полное, а не частичное финансирование газеты (газет — мы не одни пишем о литературе, подавайте свои голоса, коллеги!) и её распространения за счёт государственного бюджета. Стоять с протянутой рукой на всевозможных конкурсах, распределяющих президентские (это он и личных сбережений, из 7-миллионной официальной зарплаты миллиарды распределяет?) гранты — мы больше не будем. Это ниже достоинства тех, кто давно трудом своим доказал что газета — это не повод что-то ещё для чего-то попросить (дают гранты не на выпуск газеты), а повод для её финансирования ГОСУДАРСТВОМ.
  2. Обеспечение газеты редакционным помещением и всем необходимым для её выпуска оборудованием (возвращение первого этажа по исходному адресу Цветной бульвар-32, который мы специально оставили как почтовый на страницах газеты). Союз Писателей в лице Николая Иванова пока нам выделил лишь комнатку под склад — даже не поинтересовавшись, откуда и как мы верстаем каждый номер. Мы знаем, что особняк на Комсомольском-13 давно не полностью занят СП, однако имеем обоснованные подозрения, что с литературой связанных помещений там критически мало.
  3. Выплата всех и всем в «ЛР» долгов по зарплате за счёт госбюджета, а не подачек частных богатеев. Не знаю, где ещё в Путинской России бывают такие длительные задолженности по зарплате — где рабочий класс работает в долг полгода и больше? Но вот в нынешней вымирающей расеянской прессе — бывает и так. Так бывало и на «Правде.ру», и в «Парламентской» и «Российской» газетах: мы всё помним с начала нулевых. Самые государственно-обязанные — оказывались самыми социально незащищёнными. Это много говорит о постсоветской формации, кстати. Нам уже и самим интересно стало: может, это такой лонгитюд, то есть эксперимент над небольшим коллективом — в исследовании перспектив социального регресса. Как скоро научатся бывшие интеллигенты работать в режиме крепостных? Может, это цифровизация такая, а мы не поняли?
  4. Открытая отчётность Минцифры по финансированию «ЛР». Мы поняли уже, что уничтожить нас именно как бумажную газету — задача министров-капиталистов, пережившая графомана Огрызко в кресле главреда (он государственные газетные гранты пускал на печать своих литературных изысканий о «гении»-Солженицыне, поэтому и лишился помещения), однако политическая лояльность главного редактора это не повод считать весь коллектив не нуждающимися ни в чём, кроме господнего расположения, крепостными. Вопреки желанию господ, начинавших в «Вагриусе» с издания антисоветского стебуна Пелевина, мы будем громко информировать общественность, сколько и на что даёт нам государство, пытающееся быть «государством всех россиян». С нас читатель спрашивает: где газета, на которую мы подписывались? Вот мы и отвечаем. Все эти гиблые либеральные теории о необходимости поиска частных спонсоров, мы как газета именно живого общества, а не мертвеющего на глазах государства — отвергаем. Мы против деградации общества от социализма в сторону царизма вообще, и в той его части, что является мыслящей и пишущей. Мы знаем, какие деньжищи извлекают из всенародных недр те, кто не декларируют свои доходы. Мы знаем так же, что личный доход тех, кто прикрывает думской «демократией» этот грабёж народа, как у одного очень хорошо нам знакомого нам депутата из фракции КПРФ — не менее 12 миллионов в год. Мы не просим делиться личным, мы требуем — государственного, того, на что имеем полное, заработанное право!

Дмитрий ЧЁРНЫЙ, генеральный директор «Литературной России»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...