24.04.2024

О.Стужев: Мои герои не просто преступники, они испытуемые

Писатель Остап Стужев ворвался в мир современной русской литературы с приключенческим шпионским бестселлером «Правила Мёрджа», заставив читателя погрузиться в тайны утраченных шедевров музея Прадо и тонкости бизнес-поглощений. В преддверии же выхода нового романа «Золотые пилигримы», писатель и специалист по «слияниям и поглощениям» начал публикацию серии рассказов из жизни его главных героев.

Роман о самом дерзком алмазном ограблении 21-го века алмазной биржи в Антверпене в 2003 году на сумму более 100 миллионов евро, примечателен ещё и тем, что главным его консультантом стал руководитель службы безопасности первого президента России, кандидат исторических наук генерал-лейтенант Александр Коржаков. О героях современной литературы, удивлённом Робине Гуде и «Золотых пилигримах» автор рассказал корреспонденту «ЛР».

«ЛР»: Остап, к выходу готовится ваш новый роман «Золотые пилигримы». Знакомые с вашей первой книгой читатели ожидают закрученного в детективную сторону сюжета, впечатляющих разоблачений общеизвестных персонажей европейского бомонда, пылких страстей и неординарных ярких героев. О чём и в чём (в каком жанре написана) новая книга?

О.С.: «Золотых пилигримов» я бы отнёс к жанру политического триллера, поскольку сюжет истории довольно (на мой, авторский взгляд) волнителен, а ставки героев несоизмеримо с первой книгой высоки.  Это роман о вечных ценностях с другого, по сравнению с «Правилами», ракурса: о добре и зле, предательстве и дружбе. Герои «пилигримов» отнюдь не простаки «лубочные», детективных кино-банальностей я избегаю, поэтому читатель может не найти в книге ни положительных, ни отрицательных персонажей. Выхолощенные, схематичные и далёкие от реальности действующие лица сегодня никому не интересны. Литературные образы эволюционируют вместе со временем, характеры героев, даже речь их — отражают ритмику исторического момента, и, по-моему, должны быть до очевидности актуальны, словно речь или облик сегодняшних или завтрашних прохожих, с которыми столкнётся читатель. Неизменными остаются лишь вечные ценности, преломляющиеся в событиях, характерах, поступках этих героев. В этом плане мои герои – не простые преступники, а испытуемые в избранном ими же эксперименте над человеческой натурой.

«ЛР»: Остап, отчего тема антверпенского «ограбления века» стала центральной в вашем втором романе — неужели ближайшие и не менее баснословные истории (периода приватизации и залоговых аукционов, например) скучнее?

О.С.: Прежде чем отвечать на этот неслучайный с вашей стороны вопрос, мне бы хотелось рассказать историю про лучшего и справедливейшего в мире лучника… До Робина Гуда дошёл слух, что где-то недалеко от Ноттингема живёт парень, который лучше него управляется с луком и стрелами. Он отправился в путь, надеясь доказать в личном поединке, что это не так. По дороге, уже приближаясь к месту назначения, ему пришлось идти по лесу; почти на каждом дереве была нарисована небольшая мишень, в самом центре которой торчала стрела. Было очевидно, что стрелял мастер, не сделавший за всю свою жизнь ни единого промаха. Робин Гуд, поняв, что такого стрелка ему не победить, решил просто засвидетельствовать своё почтение и заодно узнать секрет успеха. Когда, после обмена дежурными приветствиями, он спросил лучшего стрелка, как он это делает, тот ни слова не говоря, выстрелил из лука в ближайший платан, и подойдя к торчащей из дерева стреле нарисовал вокруг неё небольшую аккуратную мишень…

   К чему я рассказал эту байку? Залоговые аукционы, приватизация, по большому счёту эти события давно стали общим местом и точкой отсчёта с чёткими указателями дальнейшего направления развития событий в ментальности каждого из нас. Пересмотра, то есть в контексте вашего вопроса «сослагательного наклонения» — тут не намечается с 2000-го года, с начала века. Получить какую-то новую, действительно способную что-то добавить к повторяемому на разные лады нарративу фактуру так же сложно, как и метко стрелять из лука. А вот с историей про бриллианты мне повезло, и у меня совершенно случайно появилась информация, от которой затеплился огонёк сюжета, питательная среда для «литературного вещества». Я много путешествовал по Европе. Знание языков позволяло заводить контакты среди представителей самых разных слоёв общества. Признаюсь, мне самому как профи в данной сфере было интересно узнавать некоторые подробности, но в целом я всё же хочу подчеркнуть для самых пылких читателей «Правил Мёрджа», что вторая моя книга, как и первая — это художественная литература, а не протокол доноса или чистосердечного признания. Кроме того, тему ограбления сейфовых ячеек в Антверпене нельзя назвать главной темой политического триллера «Золотые пилигримы». Это всего лишь фон, некоторая составляющая, помогающая чётче обнажить уровень лицемерия пресыщенного Запада в отношении к своим бедным соседям.

«ЛР»: Есть антигерои в своём отечестве? Или по хитроумию, изобретательности, красоте преступного дерзновения европейские грабители всё же выше уровнем?

 О.С.: Вспомню французскую специалистку по истории России Элен Каррер д’Анкосс, которая считает, что у русских более развиты «чувство истории» и «чувство смерти». Обострённое «чувство истории» вызвано рядом трагедий, случившихся с Россией в XX веке, а обострённое «чувство смерти» сформировано православным христианством, которое ставит воскрешение, то есть смерть, в основу веры. Европейцы же «находятся в настоящем и думают о нём», заменяя само понятие «смерть» на «уход из жизни».

Но делить преступность по национальному признаку в корне неверно. Современные преступные организации транснациональны по составу, как крупнейшие корпорации, направляющие многие европейские правительства. Они используют общую идеологию и методы деятельности, имеют широкую географию. Преступность интернациональна. И, как ни парадоксально или интригующе это прозвучит, ответ на вопрос есть в развитии сюжета «Золотых пилигримов».

«ЛР»: В советских и постсоветских романах детективного направления кто для вас чтим как герой, и кто чтим как его создатель?

О.С.: Среди советских авторов детективного жанра, я, конечно, выделю Юлиана Семёнова. Интеллектуал, энциклопедист и романтик, не только неоднократно экранизированный, но и переведённый на многие языки мира, он создал в советской литературе своё собственное направление. Причём успевал творить на основе только ему доступных тогда архивов КГБ книги, не отставая от перемен в обществе, от чуткости читателя, того самого национального «чувства истории». Мало кто читал (в силу не экранизированности этой части) финал его эпопеи о полковнике Исаеве, ещё меньше цитируют эту часть, а называется она весьма созвучно моменту написания – «Отчаяние» (1990). В Крыму есть его музей, где мне посчастливилось побывать совсем недавно, и ещё раз подивиться масштабу его личности.

«ЛР»: Какое литературное направление самое перспективное в России на ваш взгляд?

О.С.: В последнее время от меня как от читателя мало толку. Мне приходится уделять много времени поиску источников для своих историй. Все данные надо тщательно проверять, вымысел вымыслом, но писать откровенную отсебятину мне претит. Перспективным направлением в современной российской литературе, независимо от стилей даже, я думаю, будут книги, нацеленные на молодёжную аудиторию. Это реально очень сложная «позиция» (фокус-группа), если не терять её из авторской фокусировки. Молодые люди не так снисходительны, как старшее поколение; минимальная фальшь, отсутствие таланта, не экономность в средствах — «вода» (переливание из пустого в порожнее), малейшее подозрение на всё вышесказанное заставит их немедленно отложить книгу в сторону и больше никогда к ней не прикасаться. Вместе с тем тому, кому удастся завоевать их сердца, слава обеспечена.

«ЛР»: Консультантом по выпуску «Золотых пилигримов» стал генерал-лейтенант Александр Коржаков. Почему понадобилась помощь Александра Васильевича?

О.С.: Александр Васильевич Коржаков очень занятой человек. Мне удалось уговорить его посмотреть рукопись благодаря моему личному с ним знакомству и протекции некоторых моих друзей, его бывших подчинённых.  Его советы и поправки помогли мне более точно выстроить логические цепочки взаимодействия некоторых персонажей, правдивее прописать присущие им мотивационные триггеры. Ещё раз выражаю Александру Васильевичу свою благодарность.

«ЛР»: Вопрос не из разряда джентльменских, однако любопытство сильнее этикета: каким тиражом выйдет роман «Золотые пилигримы»?

О.С.: Первый тираж планируется около 10 000, если потребуется допечатка, издательство «У Никитских ворот» обещает сделать это максимально оперативно. Первый роман «Правила Мёрджа» допечатывали уже два раза, поэтому сделать прогноз по новой книге не берусь. Тут решать будет как всегда – его величество читатель…

Беседовал Антон ВОТРЕЧЕВ

* Иллюстратором «Золотых пилигримов» выступил член союза художников России Юрий Иватько.  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...