01.03.2024

Запрещённый приём

Видимо, продюсеры сегодня живут лишь одной мыслью, что новое — это хорошо забытое старое, а потому каждый год выпускают в прокат то продолжение или ремейк старого фильма, то экранизацию литературной классики. Вот и режиссер Сарик Андреасян, известный массовому зрителю как режиссер «Жизни по вызову» (2022) и «Чикатило» (2020–2021), на этот раз решил замахнуться на святое и экранизировать роман в стихах А.С. Пушкина «Евгений Онегин».

Полнометражный фильм «Онегин» появится на российских экранах 7 марта 2024 года, но уже сейчас можно познакомиться с трейлером, который появился в сети 28 ноября, чтобы морально подготовиться к весеннему просмотру кинокартины. Знакомство с довольно подробным трехминутным трейлером дает возможность оценить задумку создателей кино и решить, стоит ли вообще премьеру смотреть, или лучше взять в руки книгу и перечитать текст А.С. Пушкина? Дорогой зритель, выбор за тобой.

Помимо «Онегина», в начале 2024 года на российские экраны выйдет фильм Михаила Локшина «Мастер и Маргарита» (уже третий за постсоветскую историю кино! но сильнее чем у Юрия Кары пока не выходило ни у кого, — Анастасия Вертинская лучшая Маргарита, а Гафт — Воланд, — прим. ред.), снятый по мотивам одноименного романа М.А. Булгакова. Заметно, что переснимать старые фильмы и экранизировать классику стало одним из излюбленных занятий современного кинематографа. Эта тенденция, конечно, несет в себе и хорошее: она популяризирует качественные фильмы и книги.

Добросовестные зрители получают дополнительный повод после просмотра нового пересмотреть старый фильм или в который раз перечитать литературное произведение, положенное в основу только появившейся на экране кинокартины. Но недобросовестный зритель, который, возможно, ни разу и не открывал экранизируемую книгу, а старый фильм не видел в глаза, скорее всего, захочет ограничиться просмотром нового, заполнить им пробелы в своем зрительском и читательском бэкграунде. И очень зря. Ведь вторых куда больше первых.

Основная цель, которую преследуют продюсеры и режиссеры, решившие приложить руку к кино- и литературной классике, это хорошо заработать. Действительно, зачем придумывать свой сюжет, экспериментировать и создавать принципиально новое? Это связано с рисками: зритель не будет знаком с материалом, придется постараться, чтобы убедить его посмотреть кинофильм. А вдруг он провалится? Куда легче взять что-то до боли знакомое, чуть ли не впитанное с молоком матери, снять это масштабно и зрелищно, чтобы не задавали вопросов, на что ушел бюджет кинокартины, и подать всё это на блюдечке с голубой каемочкой в преддверии какого-либо праздника. Ведь поход в кино — это все еще один из популярных способов провести выходные и развлечься всей семьей.

О чем фильм «Онегин»? Конечно, о любви. Кто основная аудитория любовных фильмов? Женщины. И вот премьера уже запланирована на 7 марта, накануне Международного женского дня, а за кассовые сборы можно не переживать. Все продумано очень и очень хорошо.

Также целевой аудиторией для фильма станут школьники, которых классные руководители и учителя русского языка и литературы отправят в кинотеатр, чтобы хоть так увлечь русской классикой поколение, которое «практически не читает». Плюс один аргумент для декабрьского сочинения и ЕГЭ. Плюс сто к карме. Минус один повод открывать само произведение, ведь смотреть быстрее и проще, чем читать.

Не важно, заявлен ли фильм как экранизация или как кино по мотивам, полностью воплотить литературное произведение в фильме невозможно, потому что, как и при переводе с одного языка на другой, при переходе текста в картинку потери неминуемы. Однако, когда режиссер выбирает в качестве первоосновы классическое произведение, он ставит себе очень высокую планку, которой должен соответствовать.

Экранизация «Евгения Онегина» должна быть конгениальна роману в стихах или ее не стоит снимать вовсе. Режиссерские решения должны быть настолько же искусны, насколько были у писателя. Иначе экранизация будет упрощать произведение, делать его плоским, бесцветным. И вот произведение уже теряется в массе текстов, а читатель плохо понимает, зачем его открывать, если похожее он уже где-то точно видел.

В трехминутном трейлере показаны значимые эпизоды романа в стихах «Евгений Онегин»: знакомство заглавного героя с сестрами Лариными, дуэль с Ленским, объяснения Евгения и Татьяны в любви, а также балы, балы и балы. Большое негодование у зрителей вызвали расхождения в возрасте героев произведения и актеров. Режиссер прокомментировал это так:

Мы изначально решили, что наши персонажи будут старше на 10–15 лет, чем у Пушкина <…> Жизнь и возрастные критерии сильно изменились, и прежние 25 лет — это сегодняшние 40.

И в чем он не прав? Все так. Но время действия не современность. И при просмотре трейлера возраст Онегина все же вызывает если не смех, то улыбку из-за неудачного монтажа.

Появлению Онегина на экране предшествуют слова «Я завидую его молодости, его легкости», а буквально в следующей сцене мы видим усталое лицо 40-летнего актера Виктора Добронравова, взгляд его глаз отнюдь не легок, шаг тяжеловесен. И зритель начинает ощущать абсурд. Этого можно было бы избежать, если бы трейлер был смонтирован иначе. Татьяну Ларину играет жена режиссера, и этот факт, конечно, так же вызвал множество шуток в комментариях под трейлером, но мы обойдем эту тему молчанием. Не нам разбираться, что было причиной выбора актрисы на роль главной героини: семейные связи или талант.

Когда я начала просмотр трейлера, мне куда интереснее было узнать, как поработали режиссер и сценарист со столь узнаваемой онегинской строфой. И оказалось, что никак. Разговаривают герои фильма преимущественно прозой, в которой вполне нейтральные фразы, которые могут быть произнесены и сегодня («Смейся, смейся. Да ведь и я над тобой посмеюсь»), соседствуют с возвышенными («Похоже, юный жар его сменился юным бредом»). Так, речь героев постоянно балансирует между нейтральным стилем и возвышенным, ударяясь то в одну, то в другую крайность, часто неоправданно. Онегинской строфой разговаривает лишь рассказчик, чью роль исполняет Владимир Вдовиченков и чье присутствие в кинокартине увеличивает расстояние между зрителем и происходящим действием.

Также в стихах объясняется с Онегиным в письме Татьяна. И это так же выглядит неоправданным. С чего бы немолодой героине, изъясняющейся в своей жизни прозой, признаваться в любви в письме в стихах, да еще и писать его с выравниванием по центру листа? Перечитала книжек, конечно. Но это бы оправдало пылкую юную девочку-подростка, впервые в своей жизни влюбившуюся, для героини явно старше двадцати — это решение комично. Как и сам тон письма («Я к вам пишу — чего же боле? / Что я могу еще сказать»). Можно ли поверить, что такое письмо способна написать вполне взрослая дама? Нет. Раз уж герои фильма старше романных, то и действовать они должны в соответствии со своим возрастом. И нужно было либо сохранить возраст, заданный в романе в стихах, либо менять мотивировку поступков персонажей. Мотивировка поступков и сюжет остались прежними, но перестали работать.

Поэзию читать сложнее, чем прозу, но как жаль слышать любимые стихотворные строки произносимыми монотонно, почти без эмоций и чувств. Монотонной и малоэмоциональной речи героев соответствуют практически не меняющиеся выражения лиц актеров, словно им все заведомо известно и понятно. А где же чувства, где же трепет? Ведь Сарик Андреасян обещал, что у зрителей при просмотре будут мурашки! Мурашки будут, если в кинотеатрах в марте будет недостаточно тепло.

Также создатели фильма решили минимизировать спецэффекты, а потому вместо них во сне Татьяна видит множество людей в черных масках, цилиндрах, чьи руки в черных перчатках тянутся к ней. Это мало похоже на сон, скорее на карнавал.

Не хочется говорить, что фильм «Онегин» однозначно будет плохим и смотреть его не стоит, к тому же он еще не вышел. Но заменять чтение романа в стихах этим фильмом я точно не советую, потому что это кино точно не конгениально тексту.

На самом деле, очень жаль, что сегодня на широком экране редко можно встретить оригинальные, увлекательные фильмы, отличные от тех, что были сняты ранее. Хочется, чтобы у режиссера был свой почерк, а фильм оставлял уникальное послевкусие. Пережевывание старого имеет свои плюсы, но не тогда, когда это основное направление кинематографа. А ведь хорошие фильмы снимаются, и интересные режиссеры то тут, то там появляются, но увидеть их работы можно в основном на фестивалях, а в кинотеатрах идет то, что приносит быструю и безусловную прибыль создателям. Но возможно, прибыль еще не все, и стоит рисковать и искать новое?

В конце концов, сколько можно играть на известности автора экранизируемого произведения? Рано или поздно это должно стать запрещенным в кинематографе приемом, ведь кино — это искусство, и оно не может топтаться на одном месте.

Карина ЕРМОЛАЕВА, Артель вольных критиков МГУ


От редакции: Взяв на себя два года назад не просто функцию, а обязанность следить за кино-новинками, регулярно критиковать новорусское кино (поскольку оно чаще ниже критики, даже это не всякому автору под силу), наш еженедельник очень рад и тому, что филфаковская Артель подхватывает почин. Мы верим в силу печатного слова, мы знаем, как оно добивает до самых высоких кабинетов, а уж до режиссёров — запросто. Так что пишите, коллеги, всегда опубликуем, а где возможна дискуссия — развернём её широко.

В целом кино в постсоветской России находится на том уровне, который, как ни странно, сам того не желая, зафиксировал небезызвестный Лемми Килмистер в своих мемуарах «Motorhead. На автопилоте». В эпизоде своего путешествия по РФ в 1996-м году, Лемми бегло, если не лениво описывает и Ленинград (о чём я писал и в рецензии на книгу), и вот тут мы обнаруживаем презабавнейшее клише, когда упоминается дворцовая роскошь:

Было бы круто побывать в России ещё в советское время, тогда я мог бы сравнить то, как было тогда, с тем, что происходит сейчас. У большинства людей там жизнь не сахар. Мы съездили в Санкт-Петербург, это просто фантастика – «Доктор Живаго», Зимний дворец – одним словом, живая история…

Motorhead. На автопилоте. Москва, АСТ, 2018 – 320 с.

Не столько интересно первое клише («советское время» однозначно хуже России капиталистической для англичанина в год ельцинского переизбрания! просто «Голосуй или проиграешь» какое-то…), сколько второе — какое отношение может иметь роман «Доктор Живаго» к Петербургу?! Роман о дореволюционной и революционной Москве!

А вот теперь и соображаем: «Доктор Живаго» в данном случае, как фигура речи, это голливудский кинофильм, который уже был далёк от событий и эстетики романа Пастернака, был очередной «развесистой клюквой». Отсылка к экранному образу. «Доктор Живаго» — как бы экстракт «России, которую они потеряли», где были господа, лакеи, дворцы и позолота (впрочем, последние два ингредиента остались и бережно сохранялись в СССР, но без «начинки» классовой, без господ). А такая эскапистская ностальгия действительно в романе есть, за что он и был справедливо раскритикован коллегами Пастернака по Союзу писателей СССР сразу же. И такого кино там предостаточно — где исторические ляпы стали нормой (к примеру, в фильме «Изадора» о судьбе Айседоры Дункан на Большом театре — кривая красная растяжка «Знание — сила!» — ну, когда, зачем, кем такое могло быть водружено на главный в тот момент большой зал съездов и даже спортивных мероприятий? Кстати, турниры по боксу там проходили даже до революции, в 1916-м мой дед Михаил Таборко взял «серебро»).

Именно эту, голливудскую «оптику», эту идеологическую линию изображения как недавнего, хорошо нам знакомого советского прошлого (которое мы закономерно не узнаём в фильмах а ля «Гости из прошлого», «Частное пионерское«), так и дореволюционного — с аляповатым, но всепоглощающим шиком, с абсолютизацией взгляда численно ничтожной элиты на окружающий мир. Трейлер «Онегина» — доказывает верность выявленной нами тенденции, Карина. Видимо, ослеплённые ещё в тех голливудских фильмах, которые уже перевирали российскую действительность в конъюнктурных целях, «Россией», а заодно «Совком» (который довели до апогея не американцы, а «Стиляги» отечественного производства), — новорусские киноделы и не могут снимать ничего, кроме «балов, лакеев, юнкеров». Проникнуть в психологическую ткань произведения — не под силу им. Какая там конгениальность!

Тут не до строф оригинальных, тут бы «вывезти» просто сюжет… Хотя, все технические и материальные атрибуты, чтобы снять не просто «картинку», а именно драму про дважды, «зеркально» безответную любовь, — есть! И финансирование, и даже актёры уже подросли, способные осилить задачу и сверхзадачу (если таковая будет сформулирована режиссёром) — имеются. Но нет самого главного, нет «оригинальной идеи», говоря всё тем же голливудским языком титров, нет режиссёрской воли, вдохновения, видения…

Дмитрий Чёрный

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...