01.03.2024

Итоги юбилейного года «ЛР» с Владимиром Григорьевым

Взявшись информировать нашего читателя о взаимоотношениях с государством в лице Минцифры, продолжаю эту рутинную работу. С большей радостью писал бы, конечно, глубокомысленные статьи и рецензии, как коллеги из Артели вольных критиков, и вёл идеологическую полемику (что делаю весьма аргументированно и интересно, всё-таки у известнейших философов, самому Ильенкову бросавших вызовы, учился), — но редакции нечем платить не то, что гонорары авторам, а самим сотрудникам платить давно нечем. Да и сайт вот этот содержу я на свои личные пролетарские рублики. И это долг, определённо, не мой личный, и не редакции вообще — это долг перед нами государства, который никто из пролетариев пера и компьютера ему прощать не планирует. Нечем прощать: «прощалка» отмерла на плохом питании.

Тут вот в ЛДПР наш постоянный автор Салуцкий настойчиво пытается отвоевать, поднять на должную высоту статус писателя, сделать его почти советским — то есть обеспечиваемым за счёт государства. Чтобы писатель творил свободно и возвышенно, а не думал нервно о хлебе насущном, не ощущал стыда перед родными и знакомыми за неоценённость его труда и таланта… Мы сослужим службу своим примером — надеюсь, не нужно доказывать, что «ЛР» это газета именно писателей, профессиональных, другой стези у которых нет? Загляните в нашу редколлегию.

Вот сейчас-то мы и отцифруемся до полной транспарентности — то есть прозрачности, как ранее обещали. Жирка и какой-то телесной привлекательности, сексуальности там нет, а скелетированные тела вряд ли вызовут у кого-то из властвующих буржуа интерес… И, поглядев на нас, Общественный совет писателей при фракции ЛДПР смекнёт, возможно ли при нынешних «направленных на культурку» господах в Минцифре (да-да, к Минкульту мы не имеем отношения давно — ростом, видимо, не вышли) — вообще поднимать материальный вопрос, вопрос выживания писателей (а он именно так стоит), на столь опасную для государства высоту.

Не посягаем ли на святое, на устои? На с таким трудом выстраивавшуюся с 90-х на руинах социализма иерархию социальную? «Все богатенькие нашего города» не усмотрят ли в нас эдаких беспорточных Буратин и Пиноккио, подпустят ли близко к уровню собственных доходов? Мы же писатели, то есть пишем как можем, а не как надо, привыкли говорить во всеуслышание!.. Этим и интересны. И если нам при буржуях голодно — мы направим луч общественного внимания туда, где более чем сыто, где излишки, где роскошь нетрудовых доходов. Или во фракции ЛДПР можно ругать и обличать только «ковбоев $раных»?

Субсидирование — верный путь газет к исчезновению

Запомнился вкус пирожков и крепкого местного кофе со сливками — вот это, пожалуй, всё, что вынес я с осенней конференции писателей в большом зале ЦДЛ. Никаких подобий требований к конкретным инстанциям (а представители Минцифры и Минкульта были в президиуме!), которые стали бы итогом конференции, я не услышал. Хотя гневно выступил Николай Иванов, фактически выразив все наши сугубо газетные ожидания: мы не можем существовать ни на самофинансировании, ни на чьём-то ситуативном спонсорстве, не те времена и не та экономическая ситуация в численно вымирающей и стремительно культурно деградирующей стране.

Периодика, тем более узко-отраслевая, литературная — это и есть государственная политика в области культуры. Начинать надо с малого, с этого — с демонстрации, хотя бы, хороших намерений, неких идей и программ. Ухватившись за здоровые намерения, можно уже что-то строить, имея общее видение образа потребного будущего.

А кто этим занимается сейчас по-настоящему? Государство?

Ну, вот на нашем конкретном примере — 2 миллиона с небольшим нам дали субсидией через Минцифру в прошлом году, один с ещё меньшим — в этом. Тенденция ощущается? На это можно что-то делать серьёзно? Не просто выпускать и распространять бумажную газету-еженедельник тиражом 5 тысяч экземпляров, а ещё зарплаты делающим газету и гонорары авторам платить, оплачивать аренду помещения? Обе заявки на субсидии — писал я, и переписывал, когда требовали минцифровские сотрудницы. И когда нам сказали, что надо высчитывать некий уменьшенный процент от предыдущего гранта (то есть больше 2 миллионов точно не дадут) — руки сразу и опустились… Почему так? В каких законах сказано?! Это такая осознанная политика изведения прессы и свободы печатного слова голодом?

Или это миллионер-либерал Григорьев так лично решил из «любви» к патриотам?

Вот и занимаются оживлением литпроцесса, публикацией связанного с литературой дайджеста — одиночки, одержимые патриотизмом разного порядка (официозно-триколорных среди них я встречал мало — даже у Николая Фёдоровича брелок, на котором ключи от его кабинета в СП — серпасто-молоткастый). Выходит, что держится-то всё не только на умах, терпении и усилиях советских патриотов, но и на их же материальных запасах. В нашем случае — именно так, об этом в предыдущих сериях нашего сериала я рассказывал.

А государство нынешнее, с его списком «лучших граждан» из журнала «Форбс», которых частенько и в Кремле награждают, в этой схеме — кто? Паразит циничный? «Лучшие граждане» вроде Алишера Усманова имеют помимо миллиардов и медиа-империй гражданства иных стран и недвижимость там — им есть куда отступать, если что, нам — некуда. Всё наше — только здесь. Потому ведём такую ожесточённую борьбу, заставляем видеть и признавать себя.

А вот кто нас в упор не видит и медленно финансово душит с дружеской улыбкой — это люди интересные с точки зрения их доходов. Причём доходов вполне официальных, из деклараций.

Пирамиды — не пережиток «лихих девяностых», а норма современности

В редакционном компьютере, который переехал из Союза писателей теперь ко мне домой (в силу бездомности редакции), я обнаружил преинтереснейший документ! Он там оказался, несомненно, при главредстве незабвенного Огрызко (благодаря которому мы теперь с долгами и без помещения) — любил он такие открытые документы, любил транспарентность.

Вот она, эдакая табель о рангах! Обратите внимание на обязательную ступенчатость доходов — тогда Сеславинский был на самом верху, а Григорьев ниже этажиком в пирамидке под названием «государственный аппарат». Тогда ещё никакой Минцифрой не пахло — это была Роспечать всего лишь (и самих газет ещё куда больше было тогда! но пока — не об этом).

Итак, официальный доход Сеславинского — восемь миллионов, у жены — миллион. «Дробь» выглядит реалистично. Ну, что на джипаре, который стоит миллиона под два, рассекал (и наверное рассекает) глава Роспечати — это нормально, большой человек в большой машине привык по городу ездить, места много занимать… Однако — восемь миллионов! Как вам такая цифра на 2019-й год? Это ведь не доходы там какие-то боковые (источники которых не указаны в соответствующей графе), это оклад по сути — жалование.

То есть из того же самого федерального бюджета рублики, которые чинуши не додали таким вот, как наша, газетам — попадают прямиком в личное благосостояние? Для газеты такой годовой бюджет — был бы нормален. Но вот для одного человека? Куда ему столько?

Знаю, что доход одного только депутата фракции КПРФ, в самой КПРФ не состоящего (а с Сеславинским очень дружного, кстати, в его списочках на загранпоездки неизменно проживающего) — 12 миллионов был на тот же момент. В месяц по миллиону «зарабатывал» непосильным трудом «помощи людям»… Но он хотя бы в Госдуме получал 500 в месяц — тут есть, какой цифрой прикрыться… А вот так, чтоб находясь в госучреждении, долг которого поддерживать и развивать печать, стать миллионером мгновенно — это только в нынешней России может быть!

Теперь смотрим, велики ли были доходы Григорьева на тот момент, в 2019-м.

Вот вам и пирамида: руководитель федерального агентства (над ж такое название выдумать вместо министерства, которое тут же и было, Минпечати!) гребёт в год 8 миллионов, его заместитель — без малого три. Однако супруга Григорьева, не в пример ему, — аж одиннадцать миллионов, почти как депутат фракции КПРФ… Кем и где работает? Источники столь высоких доходов не указаны. И проживает замруководителя Роспечати в весьма просторной для троих человек квартире жены, судя по этой отчётности (пентхаус? теперь ещё просторнее стало — дочь уехала на ПМЖ «зарабатывать» його-тренингами в США). Стоит ли удивляться, что годом ранее, в 2018-м жена Григорьева взяла взаймы 90 миллионов (!!!) и они настолько затеряются в дамской сумочке, что несоответствие таких «операций» официальным отчётам о доходах — доведёт до обысков?!

Впрочем, обыски в 200-метровой квартире не стали причиной пересмотра отношений государства (Минцифры) с Григорьевым, и ему продлили на год контракт. Представляете такое в СССР? Пришли товарищи в голубых фуражках, поискали и ушли (у аудитории, у трудящихся совсем за иные суммы — глаза на лбу от таких «заработков», но всё как бы нормально)… И ничего, всё как было раньше… Впрочем, в 1930-50-е годы всякое бывало, и такое могло быть — но не могло быть взятых в личное пользование 90 миллионов!

Отмечу, что этот «цифровой стриптиз» не абстрактен. Общественное бытие определяет и индивидуальное сознание. Такие, как Сеславинский миллионеры в Роспечати определяли культурную политику, лицо российской литературы на зарубежных книжных выставках-ярмарках годами, пятилетками (это в его репрезентативных списках оказывались рядом охранитель Прилепин и либералка Ганиева, о которых на стадии формирования много и внимательно писали мы). И это его воспоминания о дворовом и каникульном детстве (кстати, вполне трогательные — не в пример грубости «Слова пацана«, хоть и с теми же драками «стенка на стенку») легли в основу, первого, пожалуй, позитивного постсоветского фильма о пионерском отрочестве в СССР «Частное пионерское». Фильм послужил, как обычно, рекламой книги, но сейчас не об этом…

Миллионеры в Минцифре довершают дело Ельцина

Итоги нашего года, когда в шапку газеты была вынесена цифра 65, благодаря «заботе» Григорьева, настолько неутешительны, что их и не утаишь. Решать сложную арифметическую задачку пользования Электронным бюджетом (цифровизация!) давайте вместе. В Минцифре у нас, голодранцев молитвами нынешнего государства, обнаружили нецелевых расходов аж на 152 тысячи. Об этом я уже писал, повторяться не буду. Но при этом оставшаяся в казначействе сумма по субсидии — 460 тысяч. Это недополученные нами деньги, цифровые, как вы понимаете.

Теперь, собственно, сама задачка: нужно из 460 тысяч вычесть 152. Но сделать это невозможно, причём сразу по двум причинам. Во-первых (это тоже цифровизация такая — приучают к безналу и компьютеру), чтобы получить от Минцифры оставшуюся часть субсидии — мы должны внести на счёт нашей АНО эти самые 152 тысячи «живыми», то есть своими. У меня таких денег нет, как вы догадываетесь. Ни как у гендиректора, ни как у гражданина сырьевой империи, чья нефть и газ обогащают кучку паразитов, но не миллионы граждан России. Ну, вот просто нет! Вторая причина: долг в 800 тысяч, оставленный графоманом Огрызко еженедельнику — мы частично покрыли его из предыдущей субсидии, там был изначально миллион. Но если класть 152 на счёт — они спишутся в счёт огрызкинского долга. Видите, как простая на первый взгляд задачка — стала непростой?

Таким образом треть нашей и без того скромной субсидии застряла в Минцифре, и под конец года мы не можем ни выплатить долгов по зарплате тем, кто делал ещё бумажную газету — а в этом году, полгода, до июля, мы её героически делали, под честное слово государства в лицах некоторых чинуш, что долги зарплатные будут покрыты…

Что делать? Доставайте где угодно, желательно из своего кармана, 152 тысячи, — советуют чинуши Минцифры. Но если мы положим их на счёт АНО (а только туда мы их можем положить) — их тотчас не станет, привет нам от Огрызко и возлюбленного им без меры Солженицына, на книгу о котором предыдущий главред спустил всё, что было на газету получено (отчёт по той субсидии писал, опять же, я — публикаций с августа 2021-го не набиралось)… Вот на этом заканчивается новая, цифровая «забота» государства о старейшей из живых советской газете «Литературная Россия». Впрочем, и это — лирика (как выражался предыдущий главред), мне за вот этот сайт, за последнее официальное пристанище еженедельника платить надо в месяц 600 рублей (и домен дорогой, и хостинг недешёвый).

В октябре 1993-го по приказу Ельцина костоломы небезызвестного Коржакова приходили на этаж «Литературной России» в здании Литгазеты, ногами выламывали входную дверь, валили на пол технику, искали макеты с краснознамённой и патриотической «крамолой» супротив триколорных… В общем вели себя как посланники нового правящего класса, как бандиты по сути — запрещали таким образом высказывать свою (и всенародную) ненависть к установившемуся на крови защитников Дома Советов режиму «демократов». Еженедельник при очень мягком, дипломатичном Эрнесте Ивановиче Сафонове не выходил всего три раза. Даже тогда, когда шла прямая атака властвующих «демократов» на «Советскую Россию», «День» (Ельцин презрительно называл газету «Бздень»), и «ЛР» оказалась в числе запрещённых газет! Сейчас же, молитвами утопающего в роскоши либерала вагриусовской выучки Григорьева, мы не выходим почти полгода. Вот и говорите после этого, что «лихие девяностые» куда-то ушли… Да вот же они — ещё более лютые!

Кстати, как новогодний отпуск проведёт Григорьев на «сэкономленные» на таких вот, как наша газетках? Небось, опять — к родным олигархам подастся? Вот и Царьград сообщает, что директор Департамента государственной поддержки периодической печати и книжной индустрии Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Владимир Григорьев очень любит проводить свой отпуск в компании именитых «предпринимателей». Среди них сооснователи «Альфа-Групп» Михаил Фридман и Пётр Авен. Так что министром-капиталистом я его называю не случайно — Григорьев идейный капиталист, удушающий советский наш еженедельник…

Поэтому, дорогие читатели, не сочтите за моветон и шарамыжничество — пишу ниже цифирь своей кредитной карточки, которая тоже не от хорошей жизни появилась в моём кошельке. Кто захочет устыдить удушающего еженедельник миллионера Григорьева действием, а не только словом — теперь такая возможность есть.

Данные эти впишу потом и в горизонтальное меню в соответствующем, новом разделе. Выходим на донаты и мы. Имена жертвователей на еженедельник — по их желанию, — буду указывать в каждой новой публикации. Как зло (в лице министров-капиталистов) должно быть поругано, так и добро должно быть возвышено нами, чья сила теперь — только в слове.

2202 2065 1655 3612

А что делать? В родной Москве проживая беспрерывно, не меняя ни места жительства, ни убеждений — мы оказались изгоями в новой капиталистической действительности…

Дмитрий ЧЁРНЫЙ, генеральный директор

20 комментариев к «Итоги юбилейного года «ЛР» с Владимиром Григорьевым»

    1. с литературными вечерами, презентациями, концертами, фуршетами… массовками-тусовками

          1. о! одну книгу мы рецензировали («Ларочку») — про Израиль, поди?

          2. не писал бы он стихи и прозу заодно,
            потому что проза и стихи его — говно

  1. С наступающим вас, Дмитрий! С наилучшими пожеланиями!
    Конечно, правильно, когда прижмёт, обращаться с протянутой рукой к кому бы то ни было, чем воровать. Нет в этом ничего зазорного. Удачи!
    Ещё лучше, с моей точки зрения, своровать у нашего антинародного государства, но, понятно, что у нас с вами такой возможности не имеется.

    В чём заключается, однако, слабая сторона ваших выступлений? В возмущении, что правители не дают денег на СОВЕТСКУЮ газету. Это абсурд. Все знают, что ничего советского давным-давно нет, и требовать от буржуазного правительства страны поддержку СОВЕТСКОЙ газеты выглядит по меньшей мере странно.

    1. спасибо от души, товарищ Турчин! ну, как говорится, в воровстве реВОРматорам мы точно не конкуренты — я предпринял это бытописание именно с целью избавления от иллюзий у тех, кто верует в Доброе государство, в его «Заботу» — да, пришлось всё это в реалити-шоу почти показывать на своей отощалой фигуре и обедневшей вследствие таких «Забот» и надежд семье — но видимо в этом и смысл моего писательского пребывания на родине… в январе надеюсь, будет финал этого реалити-шоу — каким, вы догадываетесь. а вот расставшись с
      таким вот «заботливым» в воображении лохтората государством и, соответственно, ответственностью перед ним — и писать будет куда легче МНОГОЕ и многим…

      1. Догадываюсь, не догадываюсь или смутно догадываюсь, в любом случае — удачи!
        Ведь «бедность не порок, бедность хуже порока», как сказано Белинским в одном из писем к другу В. Боткину, сколько мужиков растеряло свои семьи из-за бедности, семья ведь — это экономическая ячейка общества, не поэтическая (тут не до вздохов на скамейке), вещь во многом проституированная, как и все другие прочие основы буржуазности, шутки тут плохи, плохо кончаются, так что если дорожите своими близкими, если не так, как С. Есенин — «Детей по свету разбросал»! — то, конечно, следует принимать меры — удачи!

        1. да, Белинский… я живу на улице Белинского, когда под Москвой. совпадение… я ведь веду дневник 2022-23, и уже начал его медленную публикацию на радреале. так вот — там будут все подробности этих военных лет, которые обернулись войной куда более внешней серьёзной — начиная дневник и не думал, что такой оборот пойдёт. теперь даже самому интересно — кто кого, обстоятельства или всё же Разум… и вам удачи в Новом году, товарищ! — (хоть из моих уст звучит сие отчаянно и на пожелания похоже вряд ли — нежелательная я персона… для верховодной страты, но вот же — пишу, работаю, обитаю…)

          1. Отчаиваться, Дмитрий, не следует ни при каких обстоятельствах. Сколько порядочных людей сегодня по тюрьмам — и то не вешают носа!
            Мне понравился ваш ответ Владу Бойко по поводу К. Сёмина. Тисну здесь одну из своих давних статей, раз имеется такая прекрасная возможность, спасибо всем, кто дочитает до конца:

            https://proza.ru/2023/08/17/802

          2. вы бы, товарищ, не старые, а новые статьи — нам слали, например) мы будем первоисточником 😉

  2. всё, что делается в Доме Ростовых, напоминает шоу, точнее, это и есть шоу с целью произвести впечатление на юных графоманов…

    1. а что-то делается в Доме Ростовых? как в «Войне и мире» поди? балы и шикарные приёмы на фоне «освобождённых» руин и убитых детей Украины — дассс… но что-то давно ничего не слышно оттуда. 300 лямов, данных силовигархом№1 Толстому, ушли как в песок…

          1. спасибо, коллега! и вас! а с нашим наступлением -поздравим отдельно… пока — наступают на нас

  3. ***

    Никак не мог договориться
    В Москве ни с кем,
    Но с гуманоидом в столице
    Вступил в контакт без проблем.
    Мне, между прочим, как землянину
    Не нужно ничего
    От инопланетянина,
    Кроме одного,
    Не буду уточнять чего.
    Но видно, что и гуманоиду,
    Скажу не спьяна,
    Спустившемуся с астероида,
    Всё по барабану.
    Короче говоря,
    Не забегая далеко,
    Скажу, мы встретились не зря
    И выпили легко.
    Одно хреново, гуманоид
    Попался странный, как шизоид.
    Явившись мигом ниоткуда,
    Своей бесплотностью сквозя,
    Что и представить было трудно,
    Вдруг стал похож на Зильбертруда…
    А с Зильбертрудом пить нельзя.
    Хотел ему я в морду дать,
    Но гуманоид испарился
    Также легко, как и явился…
    Ни дать ни взять.

  4. * * *

    Бьют за талант, и сильно бьют,
    уничтожают,
    не в порошок тебя сотрут,
    так закопают.
    А это главный твой успех,
    когда один ты против всех.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...