15.04.2024

Реплика писателя-аутсайдера

Тезисы не прозвучавшего в Госдуме выступления на межфракционном заседании

Было приятно, конечно, оказаться в столь высоких покоях. Верно и то, что «возгонка» данной повестки — о государственной поддержке писателей, — шла столь давно, что аж до десятого этажа здания бывшего Совнаркома стала «добивать». Но когда драгоценное время этого редчайшего совещания писателей по поводу собственного будущего, собственной судьбы — тратилось на пустую самопрезентацию или размышления о «войне миров» (цивилизаций) в культурном поле, — я всё же чувствовал желание вклиниться со своим, прозаическим, материалистическим.

Хотя, почему же со своим? Я что-то для себя лично требую?

Я два года работаю заново в «ЛР» (общий стаж — шесть лет), на должности уже не редактора отдела спецпроектов, а генерального директора. Два года — это порядочный срок, чтобы требовать от государства не вообще, а вполне конкретно того, что заработано коллективом, и того, что требуется для стабильного выпуска еженедельника. Я повторяю из статьи в статью и фамилию минцифровского Григорьева, и перечисляю все его деяния, направленные на уничтожение газеты — именно как газеты (это ему удалось отчасти, на бумаге мы не выходим, уничтожена сеть распространения, очень сложная, чувствительная материя — с которой надо работать постоянно, иногда подкармливать финансово), и повторяю свои тезисы-требования, касающиеся именно государственного финансирования, возвращения редакции её исторического помещения на Цветном бульваре. Но по ту сторону — тишина!.. Государство в лице Григорьева и знать нас не хочет — как будто в разных странах живём. Хотя валюта одинаковая у нас, и «на деньгах» оказался он, вполне официальный, по ведомости ещё Роспечати, миллионер Григорьев.

Кроме меня эту тему так громко никто не поднимает — видимо, потому что видит некие более важные события, на фоне которых литературная, писательская периодика как-то меркнет… Но я не умолкну, не сделаю речь более лояльной. Имею полное моральное право — я даже внешне похудел на «писательских» харчах (а у всего коллектива, на который государство плевать устами Григорьева хотело — есть и семьи, и дети, как у меня, которых тоже чем-то кормить надо), однако речь сейчас не об этом.

О системных вопросах речь, о принципиальных. Мы — только пример. И то — пример только потому, что и тут живо наследие СССР. У писателей пока что есть своя газета — первичной проф-коммуникации орган, открытый всем, кто нам пишет, любым дискуссиям и мнениям, это — большое завоевание, которое стоит беречь, хранить и воспроизводить. И вот говорить о войне цивилизаций на фоне того, как собственная «русская цивилизация» уничтожает, вымаривает голодом и «выученным бессильем» советское наследие, советскую газету, — как-то несерьёзно.

Имеете амбиции называть себя цивилизацией, сограждане? Ну так покажите свою цивилизованность в отношении к соплеменникам и сокультурникам! Нет денег в казне на стабильное финансирование еженедельника писателей России? А миллиарды на проекты по линии ПФКИ — есть? На разовые спектакли с «захватом» заложников — дабы страх поддерживать в населении — есть миллионы?

Если совсем плохо в казне сырьевой империи дело — хорошо, обращаюсь к Собянину и ДГИ, верните помещение на Цветном-32, которое худо-бедно кормило редакцию с 2004-го, когда было подарено Лужковым взамен этажа в здании Литгазеты. Верните! А там мы уж справимся с самофинансированием посредством субаренды, лишнего клянчить у федералов не будем.

Не решив этого, первичного вопроса материального обеспечения публичной коммуникации литераторов, бессмысленно говорить о более широкой поддержке писателей, о госзаказе. Не накормив тела, не обратишь души к обществу для запечатления жизни его, провалов и достижений, мечтаний и отрезвлений…

Газета на глазах просвещённого сообщества самих же писателей — буквально издыхает, лёжа на асфальте, без помещения и финансирования, — а нам во фракции ЛДПР рассказывают о преимуществах традиционных ценностей перед безродным либерализмом… Знаете, для меня традиционные ценности — всё же социалистические, светские, прогрессивные.

Социалистические миллионные тиражи книг, газет, соцобеспечение писателей советское… И ничем не убедить меня в том, что нынешний вымаривающий население России капитализм лучше «безбожного совка» в новой упаковке (как «русская цивилизация» — хотя, переведён он на русский язык реворматорами лениво, местами — никак). Тут, знаете, как с пенсионным обеспечением — украли в 2018-м у целой страны, у миллионов советский пенсионный возраст (годы обеспеченной жизни), завоевание десятилетий общего соцтруда — да, другой страны! Украли (и обманули, раз за разом обещая не трогать пенсионный возраст) и теперь делают вид, что ничего страшного не случилось. И глупо пытаться приравнивать СССР к РФ. Если не сказать точнее и строже…

Вот старший коллега Юрий Вильямович Козлов как пример успешного прямого бюджетного финансирования приводит АСПИР. Так это избранных пир! Ходил я и в АСПИР, носил туда газеты исправно, еженедельно, ежемесячно, старый мой знакомец и со-нов-реалист Серёжа Шаргунов прекрасно наслышан о нашем плачевном положении. Что он сделал за это время, чтоб на положение повлиять? Посочувствовал, поинтересовался редакционной политикой, поговорил с главным и со мной. Чем было наше общение (в дневнике-то описано подробнее) по чести, по совести? «Размышлениями у парадного подъезда». Моими…

Сайт я содержу на свои пролетарские рублики, помните. Это вроде не так много, суммарно тыщонка в месяц сейчас, — но в зависимости от того, с чем и кем сравнивать. Это не триста миллионов АСПИР в год на мастер-классы и прочие санатории. Нам минцифровцы и миллиона-то не дали в прошедшем году… Долг государства каждому сотруднику по зарплате — 400 тысяч. И ведь терпят, молчат (люди с высшим образованием, профессионалы)… А я не молчу, должность такая.

Вот такое — да, классовое. А другого и не может быть. И я не знаю, куда в который раз мне приколачивать наши требования — может, как Лютеру, пора люто приколотить их к небоскрёбу минцифровскому в Москоу-сити? Только не рухнет ли та угловатая стекляшка? А вместе с ней — иллюзии писателей, что классово враждебное им государство будет вдруг им помогать? Мы же понимаем, что это звучит и интересно только перед выборами, когда обездоленных надо приманить посулами — а потом с небоскрёба плюнут и забудут, оставив решать тем союзам и организациям, которые при собственности или правах на неё, кто из них больше хозяин, то есть буржуй наравне с высшими…

Впрочем, я не исторический пессимист — и готов ещё раз боднуть условные ворота того небоскрёба, что и есть Государство.

  1. Полное, а не частичное финансирование газеты (газет — мы не одни пишем о литературе, подавайте свои голоса, коллеги!) и её распространения за счёт государственного бюджета. Стоять с протянутой рукой на всевозможных конкурсах, распределяющих президентские (это он и личных сбережений, из 7-миллионной официальной зарплаты миллиарды распределяет?) гранты — мы больше не будем. Это ниже достоинства тех, кто давно трудом своим доказал что газета — это не повод что-то ещё для чего-то попросить (дают гранты не на выпуск газеты), а повод для её финансирования ГОСУДАРСТВОМ.
  2. Обеспечение газеты редакционным помещением и всем необходимым для её выпуска оборудованием (возвращение первого этажа по исходному адресу Цветной бульвар-32, который мы специально оставили как почтовый на страницах газеты). Союз Писателей в лице Николая Иванова пока нам выделил лишь комнатку под склад — даже не поинтересовавшись, откуда и как мы верстаем каждый номер. Мы знаем, что особняк на Комсомольском-13 давно не полностью занят СП, однако имеем обоснованные подозрения, что с литературой связанных помещений там критически мало.
  3. Выплата всех и всем в «ЛР» долгов по зарплате за счёт госбюджета, а не подачек частных богатеев. Не знаю, где ещё в Путинской России бывают такие длительные задолженности по зарплате — где рабочий класс работает в долг полгода и больше? Но вот в нынешней вымирающей расеянской прессе — бывает и так. Так бывало и на «Правде.ру», и в «Парламентской» и «Российской» газетах: мы всё помним с начала нулевых. Самые государственно-обязанные — оказывались самыми социально незащищёнными. Это много говорит о постсоветской формации, кстати. Нам уже и самим интересно стало: может, это такой лонгитюд, то есть эксперимент над небольшим коллективом — в исследовании перспектив социального регресса. Как скоро научатся бывшие интеллигенты работать в режиме крепостных? Может, это цифровизация такая, а мы не поняли?
  4. Открытая отчётность Минцифры по финансированию «ЛР». Мы поняли уже, что уничтожить нас именно как бумажную газету — задача министров-капиталистов, пережившая графомана Огрызко в кресле главреда (он государственные газетные гранты пускал на печать своих литературных изысканий о «гении»-Солженицыне, поэтому и лишился помещения), однако политическая лояльность главного редактора это не повод считать весь коллектив не нуждающимися ни в чём, кроме господнего расположения, крепостными. Вопреки желанию господ, начинавших в «Вагриусе» с издания антисоветского стебуна Пелевина, мы будем громко информировать общественность, сколько и на что даёт нам государство, пытающееся быть «государством всех россиян». С нас читатель спрашивает: где газета, на которую мы подписывались? Вот мы и отвечаем. Все эти гиблые либеральные теории о необходимости поиска частных спонсоров, мы как газета именно живого общества, а не мертвеющего на глазах государства — отвергаем. Мы против деградации общества от социализма в сторону царизма вообще, и в той его части, что является мыслящей и пишущей. Мы знаем, какие деньжищи извлекают из всенародных недр те, кто не декларируют свои доходы. Мы знаем так же, что личный доход тех, кто прикрывает думской «демократией» этот грабёж народа, как у одного очень хорошо нам знакомого нам депутата из фракции КПРФ — не менее 12 миллионов в год. Мы не просим делиться личным, мы требуем — государственного, того, на что имеем полное, заработанное право!

Дмитрий ЧЁРНЫЙ, генеральный директор «Литературной России»

20 комментариев к «Реплика писателя-аутсайдера»

  1. Ну такой затхлый совковый нафталин из всех щелей лезет. Словно на каком то парткоме. Где смелые мысли, умные идеи, острые мнения? Где настоящая бурлящая жизнь? Давно хочется спросить — у вас тут хоть один человек с острым и смелым керативным мышлением есть?

    1. «на каком то» — о, да вы нас поучить можете грамотности, смотрю… «совковый нафталин» — уточните что за элемент такой? вы против государственного финансирования государственной же по сути газеты?

      и вы вообще по теме тезисов? или просто — высказаться по любому поводу? вы мою родину, СССР — совком называете?

      1. Я не говорил о финансировании. Речь была о стиле подачи любой информации. Она должна быть зажигающей, с юмором, оригинальными идеями. Чтобы хотелось ее читать и словно свежий ветер в уме поднимался. Так надо хорошие дела организовывать и подавать. А не копировать отчеты с парткомов. Где все спят и все «за». А по факту всем до лампочки. Тухлой подачей можно убить все! СССР и сдох во многом потому что старые задницы навешали себе ордена. А все молодое кастрировали от страха как бы чего не вышло. В итоге заслуженные комуняки выродились в тухлых либералов. А молодые возненавидели собственную страну. И гуляли на ее костях с радостью в 90-е годы. Так доходчиво изложил?

        1. ну как бы вы учите меня писать, верно? а подзаголовок внимательно прочли? — «тезисы». то есть мысли это, мысли в примерном порядке, каковой мог при устном выступлении даже поменяться… и что тут от партсобрания? про «молодых» ваша мысль не нова — этим молодым дали дорогу уже в 1985-м, и они на золото партии ещё в СССР пооткрывали банки «комсомольские», взломали Госплан кооперативами и хозрасчётом, и уничтожили экономику в считанные годы — молодые! Потанин, Ходорковский, Сурков (его лакей тогда), Стерлигов (открыл Клуб молодого миллионера аж в 1990-м году) — тезисы ваши биты, коллега. тут эйджизм не работает — контрреволюция и социаьный регресс это не вопрос смены поколений, это более глобальный вопрос. и СССР не «сдох», как вы выразились, — его долго и жестоко убивали (в своих корыстных интересах) «молодые» типа Ельцина, Гайдара, Чубайса, Собчака… а про тризну 90-х я написал лучше вас в романе «Времявспять», не вам мне объяснять, как рассовывали социализм по карманам «умученные» от геронтократов, — у меня в романе есть документы приватизации ЗИЛа (Москомприватизация — была такая конторка)

          1. Писать я буду сам у Вас учиться. Но могу научить Вас решению творческих задач. Ваши примеры с молодежью являются лишь внешними признаками гибели коммуны СССР. Но гибель страны начала закладываться еще в 30-е годы. Когда сначала наиболее либеральные коммунисты пробрались во власть.

            Эти бывшие коммунисты разжирев и обнаглев начали выращивать новое поколение полу либералов (своих избалованных детей). И второму поколению уже было не интересно строить коммунизм, хотя они старательно прикидывались. Зато они ценили спец пайки, льготу и волги с дачами.

            Затем они произведи третье поколение голимых либералов по инерции делающих вид, что они коммунисты. Вот их можно было на 100% назвать коммунняками ибо коммунистами они просто не были ни на грамм. Так вот эти коммунняки хотели уже покончить с атрибутами СССР потому что нуждались в росте своих либеральных запросов. И как хищники чтобы поиметь еще больше решили затопить СССР либеральной идеологией. Чтобы на этом фоне легализовать свои интересы, доходы и ресурсы и получить еще больше. Собственно это они и сделали, как только Горбачев открыл шлюзы либеральных потоков с запада.

            Та «молодежь», которую Вы назвали и есть их наиболее типичные представители. Эта либеральная масса словно дерьмо всплыла на поверхность в красных пиджаках и мерседесах с мигалками. Или Вы думаете что в конце 60-х и 70-х в стане вдруг начали массово рождаться проститутки, бандиты и бизнесмены?

            ps
            Вообще то резюме этой беседы важнее преамбулы. Сколько бы раз коммунное общество не делало революций и не пыталось затем строить здоровое социальное общество. До тех пор пока будет возможность вылезая в начальники получать больше и жить лучше — туда будут всегда стремиться либералы. И накопив силы эта прослойка обязательно снова перейдет в либеральную атаку. Это будет продолжаться бесконечно если не решить главные проблемы такой системы. Вместо чиновников обязанности должны выполнять конкурирующие коммерческие фирмы. В стране нужно массово развивать средний класс. И рост личного капитала будет иметь некоторый лимит (допустим 1 миллиард рублей). Все, что сверх этого — надо будет получать разрешение более строгое чем на владение оружием. А самое главное — кончать надо с выборами. Законы должен принимать сам народ. А роль «депутатов» быть консультантами которые при своем избрании не сказки рассказывают с обещаниями. А проходят открытый экзамен на то как надо решать сложные задачи стоящие перед страной во всех областях. Вот те кто соображает и будет там работать. Но все их придумки утверждать будет только народ. Это все очень вкратце. Было бы с кем воплощать, так решений можно разработать тысячи. И страну за 20 лет в шедевр превратить, на зависть всему миру.

  2. Жена и дети, друг, поверь — большое зло:
    От них все скверное у нас произошло.

    1. не вижу тут рифмы (в другом смысле) — литература это дело, в том числе, и поколений (то есть явно не одного человека), посему семья — всегда при деле 😉 но должны быть пределы, согласен

  3. ага, деньги государству некуда девать, кроме как вас кормить, дармоедов

    1. дармоедов? вы серьёзно? вы весь текст прочли — или пришли высказаться по поводу? там написано: государство уже должно КАЖДОМУ в редакции по 400 тысяч. то есть выпущены газеты, свёрстаны — а заплачено ноль за это. и нас после этого вы называете дармоедами? а Владимир Григорьев по-вашему — ударник, стахановец? и свои миллионы в год он веь честно зарабатывает, в отличие от «дармоедов»?

      1. Да полно! У вас тут не газета, а обмылок какой-то. Все на уровне художественной самодеятельности

        1. обмылок, говорите? ну, если вы прочитали, как нас «щедро» финансировала Минцифра два года — то удивились бы и обмылку 😉 обпИлка бы не осталось — а мы живы! но мы не только переживём Минцифру (как уже пережили — нашей критикой уничтоженный, кстати, — Минрегионразвития), мы и ЛРО(грызко) переживём и заткнём за подтяжки (его же)

          1. Зря, Дмитрий, зря… Зря замечаете анонимов, зря откликаетесь — всякий аноним (то есть никому тут не известный субъект) может выкрикнуть из ветвей всё, что угодно, — сегодня может подхалимно-лакейское: «Жираф большо-о-о-ой, ему видней!», а завтра, чего доброго, и проклянёт нас и наших потомков до седьмого колена, оплюёт и обматерит, как самая последняя бестолочь… — Единственно верная линия — не замечать; всё равно ведь противнику ничего не докажешь (злоумышленнику, гонителю и не нужны ваши доказательства, не нужна ваша правда — ему своей хватает), вот и пусть говорит, что ему вздумается, пусть сам с собой разговаривает, со стороны всякий поймёт, что он занимается онанизмом — самоудовлетворением. Общаться есть смысл лишь с людьми, которым нечего бояться — с теми, что не скрывают своей личности и, если пользуются псевдонимом, то вы всегда можете ознакомиться с тем, что он представляет собой в текущей литературе — и представляет ли вообще хоть что-то (ведь, действительно, пишут сегодня все, по меткому замечанию Н. Сербовеликова, — все, кому не лень!)
            Право слово, возьмите в расчёт совет старика — красИвее будет. Проверено!

          2. вы знаете, — не буду спорить, скоро спамеров прикроем, но пока дискуссия — идёт наброс, принимаем даже хамов (если есть что ответить), когда не будем справляться своими силами, устье сузим

          3. Добавлю: когда комментатор, не аноним, а достойный — не скрывающий своей личности, явно намерен лишь оскорбить, унизить, а не разобраться или помочь, лучше тоже не замечать — красИвее будет! Ведь ругань, как и оправдание, не имеет в таком случае смысла (разве ж только — как хохма…). — Молчание — золото, говорится в народе.

          4. Кстати, история литпроцесса знает немало таких хохм, однако никто в них сейчас не нуждается; к примеру, кому сейчас интересно, что сотрудников некрасовского «Современника» называли свистунами? Да никому. Как будто этого и не было. Рядовые читатели как зачитывались статьями Н. Чернышевского по философии и эстетики, так и зачитываются.

          5. «Прикроем», «сузим»… — Если так, Дмитрий, то тогда и не буду раскручивать ваш сайт. А какой смысл? Запретительных площадок — мест, где «начальство», «хозяин» решает кому дать слово, кому нет, и так предостаточно (а решение вопроса, кто хам, кто нет, — действие необъективное).
            Короче, вы меня совершенно не поняли: я вам — о КРАСОТЕ, а вы мне о своём, «девичьем»…

            В любом случае, разумеется, — успехов!

            Личностей, выражающих необходимость левого поворота, кардинальных общественных преобразований в этом плане, с каждым днём становится всё меньше и меньше; дело идёт к полному исчезновению данного — вы, наверное, сказали бы — мейнстрима.

    2. Амос, люди культуры не дармоеды.
      Они важный элемент популяции, который определяют ее менталитет. И с ее помощью народ в объектах культуры словно в зеркале видит себя. Видит то каков он есть и каким его хочет видеть власть. Писателям и платят за то, чтобы они формировали эти стереотипы самосознания в народе. Мозг ленив и ему приятнее жить с готовыми штампами. Потому и мало желающих разбираться в нюансах. Но много желающих поделить мир на плохой и хороший.

      Коммуна состоит массово из людей не слишком любящих напрягать мозг. Им нужны штампы чтобы все было ясно и понятно за можно выпить а кому морду набить. А вот творческие люди, чиновники, офицеры, врачи, юристы, инженеры, программисты и конечно бизнесмены с политиками на 100% являются либералами. Но это не делает их врагами народа. Либерал это просто имеющий больше таланта или ума чем среднестатистический житель страны. Именно потому, что с такими данными нельзя уместиться коммуне сей человек и обречен быть либералом.

      Либерал — этот тот кто ставит личную самореализацию (личные амбиции основанные на таланте или мании величия) над интересами коммуны. И достигает прежде всего собственной самореализации. Если бы писатели были идейными коммунистами, то не вылезали бы из народа, а работали бы на фабриках и заводах пописывая после смены. Как творческие люди, так и любой карьерист и правительство в любой стране — все они на 100000% либералы. Поэтому они будут драться в предвыборных и тратить деньги на власть, но не пойдут шить штанишки детям или сапожки дамам.

      При этом быть либералом можно нормальным и полезным (не нахлебником). И отстаивая свои интересы (тиражи, гонорары, популярность) в это же время приносить своему народу и стране пользу. А можно быть либерастом и относится к народу с презрением. Зарабатывая грязные деньги живя на подачки врагов или создавая обличительные пасквили в стиле Солженицина. Если сравнивать порядочного либерала Мошкова и подванивающего либерала Венедиктова — все наглядно и понятно. Так что писатели и творческие люди не нахлебники. Но все они безусловно разные.

  4. Абсолютно согласен с автором публикации: «…говорить о войне цивилизаций на фоне того, как собственная «русская цивилизация» уничтожает, вымаривает голодом и «выученным бессильем» советское наследие, советскую газету, — как-то несерьёзно. Имеете амбиции называть себя цивилизацией, сограждане? Ну так покажите свою цивилизованность в отношении к соплеменникам и сокультурникам!»

    Обозначенные автором факты и возникшая полемика на этот счёт — очередное доказательство того, что государственная поддержка культуры в нашей стране пока оставляет желать лучшего. И отношение самих людей к этому изменилось. Есть те, кто полагает, что культура должна выживать сама. А как она выживет, если созданы условия для её гибели, либо — деградации?
    Деньги миллионами уходят на продвижение новых информационных технологий, а то, что литература — это прежде всего, — человековедение,(забытый горьковский принцип) нашу власть мало волнует.
    То, что редакции ряда авторитетных художественно-литературных изданий бедствуют — она старается не замечать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...